Как обустроить свой город. Опыт дизайнера Брянцева

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Беседа с дизайнером Евгением Брянцевым из Севастополя о том, как обустроить свой город. Евгений работает в Яндексе, раньше трудился в Студии Лебедева, а одно из его изображений попало на обложку российской версии журнала Forbes. Однако говорить мы будем не о работе Евгения, а о его проектах по обустройству родного города.

56b0e167056bd.jpeg

Программа «Диктофон» — программа об интересных людях из Крыма, которые чем-то увлечены и которые готовы поделиться опытом с миром. Чтобы не пропускать свежие выпуски программы, подписывайтесь на почтовую рассылку и лайкайте страничку в facebook.

Евгений, вы решили ставить такие прогрессивные остановки общественного транспорта с вай-фаем, освещением, зарядками для айфонов и андроидов и с такой длинной скамейкой… Меня больше всего в этом списке удивило указание на длину скамейки.

Это самый большой плюс. Остановка нужна не ради мобильных телефонов и освещения. Она нужна для того, чтобы человек мог просто посидеть и подождать свой автобус. Потому что все забывают, что большая часть населения, например, если взять Севастополь, это старые люди. И им удобно сидеть. Их много, им надо куда-то сесть и вообще это основная фича, чтобы могло много людей поместиться. Вот например на остановке Нахимова, мы сделали ее еще длиннее. Она там 6 метров, а скамейка более 4 метров. Им на ней просто удобно ждать.

И важна, я так понял высота скамейки. Потому что там описано отдельно, что она 40 см, да, если не ошибаюсь?

Да. Я ходил и фотографировал бабушек. Фотографировал, как они сидят на скамейках в парке, как они сидят на остановках. И обычно они висят и ножками не достают [до пола]. И мы делали специально пониже. Примерно как стул. По-моему до 40 см. Я сейчас точно не скажу, но помоему 40 см.

У вас были конкуренты весьма серьёзные. Это большая сеть по торговле прессой в городе «Хорошие новости» и компания, которая принадлежит небезысвестным «Ночным волкам». Как вам удалось обойти их и чем отличались их проекты от вашего проекта?

Вообще участвовать в конкурсе мы решили после того, как увидели их проекты. Мы поняли, что это очень плохие проекты. Все эти проекты… не хочу ошибиться, но помоему 2 из 3 компаний претендовали на финансирование из бюджета города.

А вы все бесплатно делаете, я так понимаю?

Разработку оплатила компания Антона Червинского. Это предприниматель в Севастополе, у него рекламная фирма. И ему интересно было поставить за свой счет [остановки] и получить возможность показывать там рекламу. Он отвечает за свои остановки, они ему нравятся очень. Он их любит. У него есть специально нанятые люди, которые ходят и их протирают. На этих остановках, например, нет обьявлений. Но это не потому, что вовсе на них не клеют обьявления, а потому, что за ними смотрят и убирают.

А ваши конкуренты хотели просто получить денег из бюджета, освоить их?

Я не могу такое точно говорить, чтобы не обидеть там никого.

Но есть такое подозрение, да?

Решения, которые предлагались компанией «Оборонстрой»…

Вообще удивительно, что компания с названием «Оборонстрой» предлагает построить остановки…

У них есть готовые решения. По-моему, это они реконструировали Владимирский собор. У них готовые решения, которые были проверены в Москве, в каких-то еще городах северных. Они с обогревателями, они очень… нельзя сказать, что изящные. На мой взгляд, они очень «кривые».

Оборонные такие. 

Они просто очень дешевые. Они сделаны просто из сваренного металла. На них есть обогреватели, в проекте указано, что есть надписи шрифтом Брайля для слабовидящих людей. Но это все не настоящий городской дизайн. Потому что если есть такая табличка для слабовидящих, то должна быть целая инфраструктура. То есть человек, который плохо видит, должен как иметь дорожку, чтобы подойти к этой остановке, понять, что это за остановка, и потом прочитать надпись. А какой смысл вешать такие таблички, если человек даже не дойдет до них?

Вы попутно создали еще и схему движения городского транспорта Севастополя.

Да, этот проект я разрабатывал уже независимо от компании Антона и делал ее специально для города. Потому что я понимал, что город как бы туристический… Ну любимый родной город, и он заслуживает того, чтобы у него была хоть какая-то схема транспорта, а еще лучше — хорошо проработанная профдизайнером. Кроме нас на тот момент никто ее не мог сделать, и я ее разработал вместе с ребятами.

Евгений Брянцев, фото с сайта primechaniya.ru

56b0e8d2226ea.jpeg

И были претензии от городских властей, насколько я знаю?

Ну не претензии. Просто мы очень хитро поступили. Я рисовал ее, эту схему, консультировался все время со своей женой Мариной, консультировался с департаментом транспорта, чтобы все названия совпадали, были настоящими. Потому что у них там творится бардак. Они сами не знают, как какая остановка называется. Маршрутные листы, грубо говоря, бывают с ошибками. Короче, в итоге мы согласовали, показали схему Ольге Корольковой, которая давала нам информацию. И составили точный список всех остановок, нарисовали схему. Максим Дегтярев помогал в этом. Тоже очень хороший дизайнер, иллюстратор. Мы составили эту схему, придумали и опубликовали ее, не спрашивая никого. Потому что если бы мы пошли к городским властям и сказали бы «утвердите нам, пожалуйста», то мы бы опять могли ходить полгода, потому что все боятся брать на себя ответсвенность. И они не понимают, зачем это нужно. А так как это нужно лично нам, горожанам, то мы эту схему разработали и я ее опубликовал везде. И написал, что это официальная схема. Потому что до этого официальной схемы не было.

Журналисты в Севастополе не проверили этот факт, фактчекинга не было, мне никто не позвонил, они опубликовали ее и постепенно новость расползлась. Через два дня после публикации на большом инфопортале Севастополя с утра мне в 8 часов уже позвонил директор «Севтроллейбуса» и спросил, какого черта вообще она официальная? Ее никто не утверждал на самом деле. Я сказал: «Она вам нравится?» Он говорит: «Да». Я говорю: «Ну так берите». Он говорит: «Можно?» Я говорю: «Конечно, можно». Ну вот он утвердил ее, поставил подпись и теперь она висит во всех тролейбусах.

Отлично просто.

Да. Получилось очень забавно. То есть так она стала официальной. Эту схему, конечно, мы дорабатываем. Но так как мы за это не получаем никаких денег, мы ее очень долго делаем. И это проект, который для себя и для города. Позже правда, Антон сразу повесил эту схему [на остановках]. Но компания SevStar (которая также инвестировала в создание остановок, — ред.) решила разработать свою схему, паралельную. И разработала еще одну схему. И продвигает ее.

Лучше две схемы, чем ни одной.

Да. И год назад у Севастополя не было ни одной схемы, а сейчас у Севастополя есть две конкурирующие схемы. Одна професиональная, другая непрофесиональная. И это очень хорошо. Потому что конкуренция — это интересно и полезно.

Я знаю, что еще была такая неприятность, что вот эти зарядки для телефонов постоянно воровали. Как вам удалось справиться с этой напастью? Приставили охранников к этим остановкам? Или каким образом?

Собеседник: нет, конечно, поставить охранников невозможно. Мы на первой остановке использовали вообще очень слабое решение. Нам интересно было попробовать. Это была вообще инициатива Антона Червинского. И во многом проект воплотился благодаря тоже благодаря его упорству и стараниям. Мы поставили на первых остановках слабое решение, и его оторвали, по-моему, в первый день, через 4 часа. То есть просто пришли и оторвали. Почему оторвали? Потому что могли. Это единственный ответ. И благодаря Максиму из компании Maxmobiles сделали более крепкую схему, которая уже с оттяжными шнурами, которая понадежнее. Но, тем не менее, если человек хочет что-то сломать, он обязательно сломает.

56b0ed4cb1464.jpeg

То есть уже и такие решения не прошли испытания, да?

Да. Дело в том, что сама остановка хрупкая. Она вызывает такое ощущение, и люди стараются как-то к ней относиться получше. Но провода очень легко оторвать, они болтаются, и чисто интуитивно люди почему-то хотят с ними что-то сделать. Конечно, горожане бесятся, что какие-то вандалы все портят…

Но ведь их видно, видеокамера снимает их лица…

Да, да. Там установлены камеры МВД, и всех предупреждают, что на остановках ведется видеонаблюдение, и тем не менее бывают какие-то ребята в пятницу вечером или в субботу, могут не совсем трезвые отломать, сломать, оторвать, унести. Бывает. Но это как бы… Тут никуда не денешься, потому что такова природа. Люди так иногда делают.

А вторая проблема была, насколько я знаю, с терминалами платежными, которые встраивались в остановку?

Производственные трудности. Компания, которая производила терминалы, допустила довольно много странных ошибок. Они невнимательно относились, ошибались с размерами. И даже когда я ориентировался, что будет ошибка, они мои самые смелые предположения переплюнули с лихвой.

Вообще надо отметить, что тяжело найти ответственного производителя и вообще людей «с руками». Очень тяжело найти. Нам очень повезло, что был Генадий, который хорошо работает с металлом, очень акуратно. И он очень хорошо делал саму констукцию остановок, варил.

И колонны тоже он делал?

Нет. Колонны делал уже другой, слесарь Алексей. Тоже очень талантливый и хороший, очень любит свое дело.

То есть очень хорошо надо отбирать людей для производства. Потому что стекла само каленое стекло, и матовое стекло (используем для освещения) переделывали… ну не знаю. По-моему раза четыре. Это надо спросить у Антона, потому что он за все это платил. За все эти эксперименты, за ошибки людей, которые производили стекло. И это было довольно тяжело — найти ответственного производителя, который понимает, что работает на результат, а не ради того, чтоб сделать за пять минут и убежать.

А почему вообще вот появилась колонна в конструкции остановки? Насколько знаю, в первоначальном плане не было этой колонны.

Да. Колоны не было. И как бы вообще этот проект — это результат очень многих компромиссов. Она выглядит так, потому что у нас был такой материал, у нас были очень ограниченные возможности. В тот момент в Крыму практически не было поставок алюминия, композита. Не было поставок стекла. Привезти было очень тяжело. Мы работали с тем, с чем могли работать. С тем, что было на руках.

По поводу колонн… Градостроительный совет города решил, что нам обязательно нужны колонны, чтобы мы вписывались. То есть нам сказали, что ваше решение будет хорошо смотреться в Вене, в Париже, а у нас оно будет плохо смотреться. Нам никто не мог доказать, почему оно будет плохо смотреться. И в конечном итоге от нас потребовали как-то адаптировать к городу проект. И способ, который нам подсказали, — это добавте колонны. Мы эскиз с колоннами сделали очень быстро, за 15 минут до начала совещания. И так получилось, что его тут же утвердили. И мы не были готовы. Когда мы начали узнавать, как сделать колонны, сколько это стоит денег, то Антон пришел в ужас. Потому что все это догоняло стоимость всей установки. Одна чугунная колонна. Тут важно отметить, что вообще что-то делать руками как-то у нас уже разучились. Даже завод «Молот», который занимается чугуном в Севастополе, не взялся делать колонны.

56b0f0cd478d1.jpeg

Печально. И по этой причине, я так понимаю, в городе всего две остановки из 40 заявленных?

Остановок уже больше. Стоит на Нахимова, две остановки на Ушакова. Готовые закладные на ЦУМе, и одна остановка еще стоит на Меньшикова (все это названия остановок общественного транспорта в Севастополе, — ред.). То есть процесс идет, и остановки постоянно ставят. Это технологически сложный процесс, они очень хитро делаются. Они ставятся надежно, стараются их делать хорошо, поэтому это занимает много времени. Вообще, насколько я помню, до конца января должны поставить 10 остановок (интервью записывалось в конце декабря). Это основные остановки в ключевых узлах города.

Поставить их на каждой остановке невозможно, для этого есть второй вариант остановок. Он немного другой. У него козырек не такой сложносочиненный. У него немного другое освещение. Остановки чуть-чуть дешевле, но они и для микрорайонов лучше подходят.

Вообще мне кажется, что существует мода на городской дизайн, есть много блогов, много проектов. Потому что как люди дорвались, поняли, сьездили в Европу, поняли, что города могут быть устроены по-другому, что они могут быть для людей. Что бывают парки, бывают спецзоны, где можно просто хорошо провести время, что города вообще для людей. Что это не дома рядом с трассой. Что город — это очень широкое понятие. И вообще город — он для того, чтобы жить, а не для того, чтобы в нем мучаться и мечтать улететь из него.

Люди это поняли и подумали, ошибочно подумали, что вот сейчас это все и изменится. Но мне так кажется, что это не своейственно нашей истории. Потому что города проектировались по-другому. Города в Европе росли сами, навигация там была естественной. А у нас, мне кажется, немного тяжело воплотить городские проекты. Никто этого не ждет. Никакой чиновник не хочет брать на себя ответственность. Потому что он не для того сидит в чиновничьем кресле, чтобы для города что-то делать. Он сидит, чтобы запрещать или разрешать, а не чтобы что-то реально делать. И тут нельзя обвинить чиновников. Они очень часто как бы хотят что-то сделать. У них есть инициатива развивать что-то, но у них нет юридически свободы никакой. Можно развивать городской дизайн конкретно у себя в подьезде, у себя на районе, у себя в микрорайоне. Конкретно для себя, для своего соседа, для друга, для детей в детском саду. Вот так можно развивать, потому это нужно прежде всего вам.

А если бы тебе развязали руки, дали много денег и сказали: изменяй в Севастополе все, что хочешь. Что бы ты поменял в первую очередь?

В Севастополе тяжелое советское наследие в виде памятников. Памятников, которые не имеют уже никакого смысла. Ставить еще памятники не имеет никакого смысла. Кроме того, на этих проектах пилят бабло. Памятники стоят дорого, материала уходит очень много. Если посмотреть на Севастополь, он весь в памятниках. Это называется трупопоклонничество. Это какой-то ужас вообще. Вместо того, чтобы делать город для современных людей, которые там живут, все заставляют памятниками, и, собственно говоря, их уже перебор.

Если бы мне дали волю, я бы разрешил ставить памятники, но из дерева. Это был бы очень хитрый ход. Через 5-10 лет памятник бы сам по себе исчезал.

Хотите поставить памятник? Ставьте. Пускай он стоит. Через некоторое время он сам по себе разрушится, и все. Потому что мне кажется, что все-таки память о войне и память о городе существует в головах, а не в камне, которым обложили весь город. Весь город уже не узнать. Севастополь уже давно такой, там неимоверное количество памятников. Но пора остановиться.

Нужно запретить хотя бы на 5-10 лет ставить памятники. Потому что сейчас на волне пропаганды и всего остального продолжают какие-то проекты развивать, какие-то памятники ставить. Потемкину вот сейчас собрались ставить памятник. Это полнейший бред вообще. Люди, которые это делают, они занимаются ерундой. Потому что это никому не нужно, у города гораздо больше других проблем. Деньги, которые уйдут на этот памятник, можно пустить на гораздо более полезные штуки.

Городу не хватает места, где люди могут комфортно гулять. Сейчас это место занимает ТЦ «Муссон». Люди могут туда пойти, как-то провести время, где-то посидеть, поговорить. Дети могут там провести время. Нет парков. Есть парк Победы. Но в нем не развита инфраструктура. Он какой-то гигантский. В нем невозможно сидеть летом, потому что жарко, а зимой там холодно. И как-то все по-дебильному сделано. Нет каких-то зон комфортных. Есть только опять памятник Георгию Победоносцу.

Есть Приморский бульвар, есть «Хрусталка»…

Да, конечно. Их нужно еще развивать, делать микрозоны, в которых люди могут комфортно сидеть.

В Севастополе нет навесов, и это никого почему-то не волнует. Хотя это вообще самая нужная вещь. Потому что солнца, начиная с весны и до осени, очень много. И людей нужно защищать от солнца. И нужно ставить очень много козырьков. Но почему-то об этом никто не думает.

Нужно сделать простой доступ к воде. Потому что вода — это замечательно, и нужно находиться около нее. Не стоять в двух метрах над ней и бояться упасть и утонуть, а сидеть, свесив ноги, рядом с водой. Нужно опустить уровень пешеходной зоны вдоль всей береговой линии, чтобы люди могли подойти и побаловаться там. И ощущать себя поближе к воде.

Продлить эту береговую линию. Как бы опоясать ею весь город.

Да. Чтобы люди могли гулять у воды. Потому что это замечательное времяпрепровождение. Сделать прямо у воды деревянные настилы, чтобы люди могли сидеть, разговаривать.

Если тебе дадут много денег… Тут много денег не надо. Деньгами проблему не решишь. Проблему можно решить простым способом.

Есть надежда, что в Севастополе молодые энтузиасты, такие как вы, будут преобразовывать город. Надеюсь, что все у вас получится.

PS Подробнее об остановках по проекту Брянцева можно прочесть в его блоге на Medium.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK