В Севастополе семьи двух погибших на «Курске» офицеров 16 лет не могут приватизировать жилье

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

12 августа 2000 года российская подлодка «Курск» затонула в Баренцевом море. Все 118 членов экипажа погибли, среди них и 17 севастопольцев. Семь были похоронены в Севастополе (капитан-лейтенант Денис Пшеничников, фельдшер мичман Виталий Романюк, капитан 2 ранга Юрий Саблин, капитан 3 ранга Андрей Силогава, мичман Алексей Зубов, капитан-лейтенант Михаил Родионов, мичман Михаил Бочков). Каждый год в августе семьи и друзья погибших вспоминают эту трагедию.

Подписывайтесь на наши новости в Facebook и Вконтакте

В 2014 году севастопольцы спокойно почтили память погибших. Но уже в 2015 году непризнанные Украиной и многими другими странами мира российские власти города провели в день памяти погибших на «Курске» концерт группы «Ласковый май» в центре Севастополя (см. видео). Хотя митинг-реквием также состоялся. В 2016 году траурный митинг прошел без праздничных гуляний в центре Севастополя, однако российские издания замолчали важную информацию, которую озвучили родители погибших офицеров.

О претензиях родителей погибших к российским властям 14 августа написало местное издание SevNews.info (Новости Севастополя). Однако вскоре вместо публикации о «Курске» по говорящему сам за себя линку http://sevnews.info/rus/view-news/Roditeli-pogibshih-na-Kurske-oficerov-do-sih-por-ne-mogut-reshit-problemy-s-kvartirami/27677 начала открываться новость об аэропорте «Бельбек». Благо, кэш гугла хранит информацию о ранее опубликованных текстах. Благодаря этому мы можем привести ниже оригинальную статью издания без какой-либо редактуры и исправлений. Автор материала — Екатерина Васильева.

**

12 августа в Севастополе на кладбище Коммунаров состоялся митинг памяти моряков, погибших 16 лет назад в Баренцевом море на атомном подводном ракетном крейсере «Курск».

Среди собравшихся у памятника Подводникам-Севастопольцам был Евгений Иванович Васильев, отец погибшего на «Курске» капитан-лейтенанта Васильева Андрея Евгеньевича.

0 (1)(2)

Увидев, что я (автор материала, — ред) беру у пришедших на митинг интервью и делаю снимки, он подошёл ко мне и спросил, могу ли я записать на видео то, что он скажет, и где-нибудь эту запись показать. Я включила камеру. Оказалось, что отец героя пришёл сюда с документами в последней надежде на справедливость.

— После гибели сына нашей семье дали двухкомнатную квартиру № 25 по улице Курганной-24.

1 (2)(5)

Но мы не можем её расслужебить и должным образом приватизировать

2 (2)(2)

Командующий ещё год назад дал ответ, что вопрос в стадии рассмотрения. Я даже не могу в суд подать, ведь отказа как такового мы не получали. Они просто тянут время, потому что не хотят эту квартиру расслужебливать

3 (2)(4)

А ведь когда мы её получали, то взяли документ из БТИ, подтверждающий, что она уже была расслужеблена

4 (1)(2)

Мне говорили, что на неё претендовал полковник медицинской службы  Цатурян. Дело в том, что квартира 25 на Курганной-24 находится на площадке, где у доктора Цатуряна уже вроде бы есть трёхкомнатная квартира, и он якобы хотел занять всю площадку. Не просто же так он неожиданно предложил нам переселиться в его квартиру на улице Охотской? Мы туда съездили, посмотрели. В той квартире когда-то был пожар, квартира выгорела полностью, и жить в ней невозможно. Естественно, на отказ от квартиры на Курганной мы не пошли, и у нас начались проблемы.

С некоторых пор мне стали говорить, что квартира служебная, и что расслужебить её можно только через суд. А на каком основании, не говорят.

Ещё когда был ОМИС, нам обещали оформить квартиру, но только при условии, если мы обратимся в Новороссийский суд. Мы обратились, но у нас даже заявление не приняли, так как этот суд не имеет дело с гражданскими.

А сейчас мне уже говорят, что 58 квадратных метров общей площади на троих, это превышение нормативов. Столько не положено. Я обратился к Президенту Путину, но он переслал моё обращение на Черноморский флот.

Вот такое отношение у нас к родителям погибших военнослужащих.

— Скажите, а так обошлись только с Вашей семьёй?

— Нет, ещё и с Пшеничниковыми. Они уже и судились, но всё бесполезно. Вот если мама погибшего капитан-лейтенанта Пшеничникова решится сегодня выступить, то вы и её запишите.

Наталья Иванова решилась

Сквозь слёзы отчаявшаяся женщина высказала всё, что думала по этому поводу.

— Я являюсь председателем совета родственников погибших и представляю  их интересы. Сейчас я обращаюсь к Президенту. Мы долго не хотели выставлять этот вопрос на всеобщее обсуждение, неоднократно обращались к начальству Черноморского флота, но пробить эту стену мы уже не можем.

До сих пор две семьи обивают пороги, чтобы приватизировать выданные им за погибших сыновей квартиры. Раньше нам объясняли, что мы — граждане Украины, дома российские, земля украинская. Сейчас мы вернулись, как говорит Президент, в родную гавань. Мы думали нас вызовут и скажут: «Извините, всё наладилось, пожалуйста, оформляйте квартиры». Но, оказывается, нас не ждали. Мы были у Командующего, он сказал, что была серьёзная правительственная комиссия по жилью, возглавляющий департамент Михайлов, который Командующему не подчиняется, запустил эти две семьи по кругу через суды. И Командующий говорит, что приказы не обсуждаются. Но с кем мы должны судиться? Нам говорят, на каком основании вы получили это жильё? — Вот основание! — Наталья Ивановна показывает на памятник.

— Почему так издеваются над семьями погибших? — Возмущается она. — Каждый год говорят «Мы помним!» А вакханалия с квартирами длится уже 16 лет! Нас — родителей в живых уже половина осталась. Уже наши внуки военнослужащие. Вы, — Наталья Ивановна обращается к адмиралу Комоедову, — орден моему внуку вручали. Он имел право не идти служить, но  пошёл продолжать дело отца. Пожалуйста, помогите донести этот вопрос до Путина!

— С этим нужно обращаться не к Путину. — Уверенно ответил  Владимир Петрович. — Вопрос о расслужебливании квартир должен решать один человек — Командующий. Оставьте мне копии документов, я разберусь.

Хочется верить, только что мешало Владимиру Петровичу разобраться с проблемой ещё 15 лет назад в бытность самому командующим Черноморским флотом?

**

На заглавном фото — мемориал в память о погибших на «Курске» на Кладбище Коммунаров в Севастополе

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK