Как проходили незаконные выборы в Крыму. Репортаж Ивана Жилина

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Впервые текст опубликован на сайте oDR

Первые российские «выборы» в Крыму: массовое голосование военных и пустые «гражданские» участки, бойкот со стороны крымских татар и украинцев. Все это в репортаже Ивана Жилина, журналиста российской «Новой газеты». Фото автора.

Подписывайтесь на наши новости в Facebook и Вконтакте

18 сентября 2016 года на Крымском полуострове прошли первые выборы под российскими флагами. Международное сообщество уже назвало голосование нелегитимным: о непризнании итогов выборов заявили в Канаде, США, странах Европы. Президент Украины Петр Порошенко заявил о намерении ввести санкции в отношении членов крымских избирательных комиссий и других лиц, причастных к проведению голосования, с аналогичным заявлением выступила Рада.

Как сами крымчане отнеслись к голосованию и почему часть из них бойкотировала выборы — в нашем репортаже.

Армия голосует, гражданские молчат

В десять утра перед Центральным универмагом Севастополя выстраивается колонна нахимовцев в белых рубах и фуражках. 30 человек.

— Короткин, подтянись, не позорься, — майор в черной форме отчитывает стоящего в третьем ряду курсанта. Тот вытягивает спину. — Так-то лучше, — майор осматривает ряды. — Ну, ладно, бойцы, пойдем.

Нахимовцы нестройными рядами направляются в сторону Театра юного зрителя, где с восьми утра уже голосуют их товарищи. Избирательный участок № 80 переполнен людьми в военно-морской форме. Здесь же работают несколько камер местных телеканалов.

Регистрируюсь в качестве журналиста у секретаря комиссии.

— Что ж вас всех на один участок-то принесло? — вздыхает она.

— Потом, — говорю. — Принесет на другие. Там также будут вздыхать.

Впоследствии окажется, что я ошибся: большинство избирательных участков в Севастополе окажутся пустующими, а местные СМИ все равно сообщат об активном голосовании.

Когда я представляюсь сотрудником СМИ, члены комиссии делают серьезный вид и говорят, что на интервью времени нет — работы много

Курсанты перед кабинками обсуждают сыгранные накануне футбольные матчи.

— Можно пару слов о выборах? — спрашиваю у выбритого «под ноль» парня с лычкой на рукаве.

— Если офицер разрешит, — бросает он в ответ.

Майора нахожу на улице. Он встречает проголосовавших на выходе с участка. Читаю на нагрудной нашивке инициалы: Голыш А.Н.

— Товарищ майор, разрешите задать курсантам пару вопросов о выборах.

— Еще чего! Никаких комментариев, — отрезает он.

— А, может, вы прокомментируете?

— Я же сказал — никаких.

Выяснить, добровольно ли пришли курсанты на выборы, и каковы их политические предпочтения, так и не удается.

От ТЮЗа еду в центр города. На избирательном участке № 97, расположенном в городской лингвистической школе, пусто. За столом беседуют о личном двое членов избиркома. Напротив них на скамейке сидят, уткнувшись в телефоны, четверо наблюдателей. Когда я представляюсь сотрудником СМИ, члены комиссии делают серьезный вид и говорят, что на интервью времени нет — работы много. Предлагают подождать секретаря.

Ждать приходится около пяти минут.

— А, может, не будем на камеру? Может, так поговорим? — секретарь комиссии Зинаида Подорожняя безуспешно пытается поправить прическу.

— Извините, без камеры никак.

Отойдя от зеркала, Зинаида обводит рукой зал.

— Всего 276 человек проголосовало, хотя на участке больше 700 избирателей, — говорит она. — То есть явка, конечно, ниже 50%. Но мы надеемся, что к вечеру придут еще люди. Сейчас часть членов комиссии ушла на выездное голосование: все-таки в центре много пенсионеров живет, которым трудно прийти на участок.

%d1%81%d0%bb%d0%b8%d0%b2%d0%b0%d0%b5%d1%82-%d0%bf%d0%be%d0%bc%d0%be%d0%b8-%d0%bf%d0%be%d0%b4-%d0%b0%d0%b3%d0%b8%d1%82%d0%b0%d1%86%d0%b8%d1%8e-%d0%ba%d0%be%d0%b7%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be

Нарушений, по словам Подорожной, нет. «У нас все тихо, все спокойно», — заверяет она.

Подхожу к скамейке с наблюдателями. От разговора сразу отказываются представители «Единой России» и «Партии роста». Зато наблюдатель от «Справедливой России» — мужчина с пышными усами, представляющийся Филиппом, соглашается на интервью охотно.

— Нарушения? А какие у нас нарушения? Людей-то нет, — усмехается он. — Ну, разве что, приходили несколько человек слабовидящих с родственниками, им разрешали вдвоем в кабинки заходить. Но это я не считаю нарушением.

Первого избирателя приходится ждать порядка 10 минут. Галина Николаевна оказывается учителем математики в этой же школе.

— Вот «Единая Россия» — это позорище. «Ну, вы держитесь здесь». КПРФ, ЛДПР? Они же все прикормленные

— Пришла на выборы, потому что их игнорирование — на радость Украине, — объясняет она. — Это же Порошенко призывал крымчан не голосовать. Слишком роскошный будет ему подарок. Хотя честно: голосовать не за кого. Вот «Единая Россия» — это позорище. «Ну, вы держитесь здесь». КПРФ, ЛДПР? Они же все прикормленные. А за «Яблоко» я голосовать не буду, потому что они нас назад Украине отдать хотят.

За кого проголосовала Галина Николаевна, так и осталось загадкой.

Прождав следующего избирателя еще пять минут, но так и не дождавшись, ухожу инспектировать другие участки. В пяти избирательных комиссиях явка к 18 часам (голосование заканчивается в 20:00) ниже 50%. На участке, расположенном в гимназии № 1, обнаруживаю отдельную кабинку для голосования военнослужащих.

— Это еще зачем? — спрашиваю у секретаря.

— В округе четыре воинские части. Как думаете: нам нужна путаница гражданских с военными? Нужно, чтоб они в одной очереди стояли?

На этом участке явка оказывается выше средней: 62%. К полуночи севастопольский избирком так и объявит результаты: общая явка 45,67%, среди военнослужащих — 75%.

«Для нас это был обычный день»

На следующий день после выборов направляюсь в Бахчисарайский район. Количество проголосовавших здесь — одно из самых низких по Крыму: 30 946 человек или 41,9% от общего числа избирателей.

Таксист Рустем, узнав, что я пишу о выборах, говорит: «Ты меня только нигде не называй. Я тебе расскажу о своем отношении».

Убедившись, что запись на моем телефоне выключена, он продолжает:

— Для нас, крымских татар, выборов не было. Это был обычный день. Ни один из моих знакомых голосовать не пошел. А знаешь, почему? Это не наша страна. Наша страна там, за Крымским перешейком. Ну, ты понимаешь. А то, что происходило здесь — это просто спектакль. Какие-то люди, захватившие власть в нашем доме, хотят править нами, да еще так, чтобы мы их сами назначили правителями. Так не бывает. Лично я выразил свой протест тем, что не возил людей к избирательным участкам. Вот у меня программа есть на телефоне для такси (показывает на экран). Вижу заказ до школы или до поликлиники — не беру его: пусть подольше подождут машины, может — вообще раздумают ехать голосовать.

— Но до поликлиники может больной человек ехать, — возражаю я.

— В воскресенье там ничего кроме избирательных участков не работает, — парирует таксист. — А больной человек в больницу едет.

— Для нас, крымских татар, выборов не было. Это был обычный день. Ни один из моих знакомых голосовать не пошел

По словам Рустема, многие его знакомые последовали примеру супруги лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева Сафинар, которая в этот день устроила праздник для своих родных и соседей, нажарив несколько десятков чебуреков.

— Моя семья тоже пригласила домой родственников, они собрались, хорошо поговорили. Это был наш праздник назло выборам. Нас звали на участки, а мы собрались есть чебуреки в кругу семьи. Вот наше отношение, вот так мы ценим эти выборы.

Автомобиль тормозит в частном секторе на окраине Бахчисарая. Зампред меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров живет в доме, построенном, по его признанию, женой. «Я сам долгое время занимался политикой, был главой Бахчисарайского района, — говорит он. — Времени строить не было. Этот дом заслуга Майе».

%d1%83%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%be%d0%b2

Во время референдума 2014 года Умеров единственный из районных глав призвал крымчан не ходить на участки и не голосовать за присоединение к России.

— Крымские татары и в этот раз действительно бойкотировали выборы, — утверждает он. — По моим оценкам, проголосовало лишь около 3% крымских татар. Причем только 1% добровольно, а 2% — по принуждению: это учителя, врачи и некоторые предприниматели, чей бизнес поставили в зависимость от явки на голосование.

Умеров считает, что бойкот крымскими татарами выборов в Госдуму обусловлен сразу несколькими факторами.

— Во-первых, это призыв со стороны лидера меджлиса Рефата Чубарова, попросившего наш народ не приходить на выборы, которые проводит оккупант, и которые не принесут на нашу землю ни мира, ни спокойствия — все знают, какие репрессии против крымских татар начались с приходом России. Во-вторых, международное сообщество считает незаконным захват Крыма Россией. Соответственно, выборы в Государственную думу на территории Крыма тоже незаконны. А участвовать в незаконных действиях крымскотатарский народ не заставишь. Это для нас просто аморально.

По словам Умерова, он 18 сентября также провел обычный день с семьей.

— Для нас эти выборы ничего не изменили, — подчеркнул зампред меджлиса.

То, что крымские татары проигнорировали выборы в Крыму, свидетельствуют и данные с участков.

— Крымские татары и на референдум не пришли, и сейчас проигнорировали, — говорит председатель участковой избирательной комиссии села Красный Мак Бахчисарайского района Наталья Кочеткова. — У нас на участке 1300 избирателей, из которых треть составляют крымские татары. Так вот: крымскотатарского населения и десять человек голосовать не пришло.

На симферопольском избирательном участке № 266, где крымские татары составляют 90% избирателей, явка составила 9%.

На обратном пути из Бахчисарая звоню основателю симферопольского Украинского культурного центра Леониду Кузьмину. Крымские украинцы, как и татары, выборы бойкотировали. Но причины называют другие.

— Нет смысла поддерживать одну партию в разных её проявлениях, — объясняет Кузьмин. — Это я о КПРФ, ЛДПР и прочих сателлитах. Просто получим продолжение той политики которая есть на сегодняшний день. Лично я также не могу поддержать борьбу альтернативных партий, поскольку вся их борьба, на мой взгляд, ведется за 3% голосов и государственное финансирование, а не за прохождение в Государственную думу.

За несколько недель до выборов знакомый украинец, проживающий в Джанкое, поделился со мной альтернативной стратегией: предложил крымчанам, недовольным вхождением полуострова в состав России, не бойкотировать выборы, а прийти и проголосовать за нелояльные Кремлю партии. В отличие от опрошенных мной крымских татар, которые возможность любого голосования за российских политиков отвергают, Леонид согласился, что такая стратегия приемлема.

— Понятно что альтернативные партии будут последовательны в своих позициях о статусе Крыма. «Яблоко», Парнас и другие демократические партии с весны 2014 года выступали против войны с Украиной и аншлюса Крыма. И, конечно, такая идея может казаться привлекательной для людей, близких к взглядам этих партий.

По словам представителей Украинского национально-культурного общества Севастополя, в их организации вопрос участия в выборах обсуждался «краткой строкой». Подавляющее большинство членов заявило о нежелании идти на выборы.

Борьба состоялась лишь в Севастополе, где конкуренцию кандидату от «ЕР» Дмитрию Белику составил местный бизнесмен Олег Николаев

По возвращении в Севастополь становлюсь очевидцем разговора между кондуктором троллейбуса и пасссажиром.

— Говорят, у нас Белик выиграл (Дмитрий Белик — севастопольский кандидат в Госдуму от «Единой России»). Как такое могло случиться? — возмущается кондуктор. — Все же знают, что он землей нашей еще при Украине торговал. Всю «Максимку» распродал (Максимова дача — заповедник в черте Севастополя).

— Я у кого спрашивала, никто за него не голосовал, — бурчит пассажир. — Ну оно и понятно: партия власти. Как они могли проиграть?

По итогам голосования в Крыму «Единая Россия» получила 54,19% голосов. Ее кандидаты в одномандатных округах оказались значительно сильнее своих конкурентов, набрав от 63% до 72% голосов. Борьба состоялась лишь в Севастополе, где конкуренцию кандидату от «ЕР» Дмитрию Белику (33,24% голосов) составил местный бизнесмен Олег Николаев, сумевший набрать 23,92%.

Урны в троллейбусах и «явочный приказ»

Я спрашивал про нарушения у наблюдателей, представляющих избирательные штабы кандидатов и международные СМИ. По их мнению, серьезных нарушений зафиксировано не было. Даже оппозиционные кандидаты не нашли причин оспаривать итоги голосования. Большинство нарушений оказалось связано с незаконной агитацией, запретами на проведение фото- и видеосъемки, а также с невыдачей наблюдателям протоколов голосования.

Сообщений о вбросах поступило два: в поселке Первомайская балка, входящем в состав Севастополя, наблюдатели зафиксировали, что один из избирателей промахнулся мимо урны, а вместо него листок положил председатель комиссии. Также о вбросах бюллетеней заявил керченский одномандатник Степан Кискин (КПРФ). Он заметил, что возмущен не победой единоросса Константина Бахарева, а вторым местом кандидата от ЛДПР Игоря Кийко.

Главным итогом прошедших выборов в Крыму, пожалуй, стала не победа «Единой России» и даже не низкая явка, а вероятный скорый переезд с полуострова на материк главных героев «крымской весны»

— Как представитель ЛДПР может занимать второе место в Керченском избирательном округе, если он практически не вел избирательной кампании, не проводил, как я, множество встреч с избирателями? Все это говорит о коррупционной составляющей выборов, — заявил Кискин oDR.

Между тем, крымские выборы-2016 не обошлись без странностей. Так утром 18 сентября глава администрации Симферополя Геннадий Бахарев заявил, что выборы могут пройти… в троллейбусах. Пресс-служба мэрии распространила фотографии транспортных средств, оборудованных урнами и кабинками для голосования. Новость вызвала возмущение наблюдавших за выборами журналистов: в администрации города не объяснили, где находятся эти троллейбусы, есть ли в них наблюдатели, какие номера избирательных участков им присвоены.

%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d1%8f-2

Весь день сотрудники симферопольской мэрии не отвечали на звонки СМИ. Только вечером появились официальные пояснения: троллейбусы как избирательные участки не работали, власти города намеревались задействовать их только в случае непредвиденных обстоятельств.

В 15:05 из-за грозы без электричества осталась часть избирательных участков в Алуште и Судаке. Работавшие в этих городах наблюдатели подтвердили oDR, что блэкаут не повлиял на ход голосования. Энергоснабжение было восстановлено спустя 40 минут после аварии.

Самый громкий скандал разразился в 16 часов, когда на электронные адреса 22 из 27 крымских ТИК пришли письма следующего содержания:

«В связи с низкой явкой избирателей, напоминаю председателям комиссий о персональной ответственности за обеспечение следующих результатов голосования:

— показатель явки избирателей – не менее 70%, по каждому участку;

— количество голосов за «Единую Россию» – не менее 60%, ЛДПР – не менее 15%, КПРФ – 10%, другие партии по ситуации.

В одномандатных избирательных округах обеспечить убедительную победу кандидатам от партии «Единая Россия».

Электронная почта отправителя была похожа на e-mail республиканского избиркома, однако уже спустя час после появления писем Избирательная комиссия Крыма на официальном сайте назвала произошедшее провокацией.

Главным итогом прошедших выборов в Крыму, пожалуй, стала не победа «Единой России» и даже не низкая явка, а вероятный скорый переезд с полуострова на материк главных героев «крымской весны». Глава республики Сергей Аксенов, его заместители Руслан Бальбек и Михаил Шеремет, руководители республиканского парламента Константин Бахарев и Андрей Козенко, прокурор Наталья Поклонская — все они теперь должны стать депутатами Государственной Думы.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK