«До службы в полиции я не разговаривала по-украински» (аудио и текст)

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Сегодняшний собеседник — Алёна Белая – патрульный полицейский Ивано-Франковска.

Родилась в 1990 году в Севастополе. Окончила Московский государственный университет по специальности «телевизионная журналистика». Со второго курса работала на телеканале «Первый севастопольский» в спортивной программе «Высшая лига». Закончила вуз в 2012 году.

Два года работала инструктором по кайтсерфингу. В феврале-марте 2014 года работала в Севастополе — редактировала книги о спорте.

Спустя полгода после аннексии переехала в Ивано-Франковск. В сентябре 2015 года подала заявку на вступление в патрульную полицию.

Последние три года также работает волонтером в приюте для бездомных собак. Увлекается боксом.

Ниже вы можете послушать беседу в аудиоверсии, прочесть сокращенную текстовую версию. Вы также можете скачать файл в формате mp3, чтобы прослушать его позже в удобное для вас время.

Программа «Диктофон» — программа об интересных людях из Крыма, которые чем-то увлечены и которые готовы поделиться опытом с миром. Все выпуски программы слушайте на сайте dictaphone.org.ua в разделе «Подкасты», на SoundCloud, MixCloud, PodFM, в Facebook и ВКонтакте. Вы также можете получать программу по почте, если оставите свой электронный адрес в специальной форме. А также на YouTube.

Как так получилось, что спортивный журналист из Севастополя Алена Белая, которая вдобавок увлекалась кайтсерфингом, внезапно окунулась в политическую реальность?

Честно говоря, я сама себе часто задаю такие вопросы. Тем более, что до определенного времени я была тем человеком, который все время катался на кайте, радовался ветру, солнцу и был абсолютно аполитичным. И мне казалось, что я живу отдельно от государства на 100%, и что любая политика меня не касается. Но после Майдана, после начала войны, после оккупации Крыма я поняла, что именно такая жизненная философия отчасти и привела к тем событиям, которые случились. Поэтому я полностью вычеркнула из жизни ту себя, которая занималась лишь самолюбованием и абсолютно ничего не делала для страны.

А когда ты поняла, что нужно уезжать?

Сразу после «референдума», когда увидела кубанских казаков на вокзале, мне показалось, что уже можно уезжать. Еще какое-то время думала, что, быть может, что-то изменится, что, возможно, надо еще немного подождать. И основной переломный момент был тогда, когда поняла, что против меня очень агрессивно люди в Севастополе настроены. В тот момент все уже знали, что я за Украину, что я не буду отступать от своих позиций, что я не буду принимать гражданство и что я отказываюсь от этого гражданства. У меня были стычки с людьми на улице, и в августе я окончательно поняла, что надо выезжать.

Пример эфира с ведущей Аленой Белой на «Первом севастопольском», 2011 год

Почему именно Ивано-Франковск?

Потому что еще в конце 2013 года я приехала сюда в гости к друзьям на пару недель и мне просто понравился этот город — уютный и маленький. Чем-то он мне напомнил Севастополь. Возможно тем, что ритм жизни тут был таким же спокойным, люди никуда не спешат. И тогда я подумала, что этот город для меня подходит. Одесса – большая, Киев – большой, а Ивано-Франковск мне запал в душу.

Много ли вообще крымчан тебе доводилось встречать на материке и как эти встречи обычно происходят?

Обычно эти встречи происходят очень смешно. Я могу ехать на машине и увидеть номера серии «СН» или «АК» и тогда я просто начинаю сигналить, останавливаюсь и спрашиваю — правда ли, что люди из Севастополя, из Крыма, из Ялты, Симферополя, Керчи. Ну вот так знакомлюсь. С севастопольцами во Франковске я просто случайно познакомилась. Была добрая акция, я работала еще волонтером в собачьем приюте, и просто проходил мимо парень из Севастополя и другая волонтер — местная девочка — она нас познакомила. Ну это всегда очень спонтанно происходит.

А как принял Ивано-Франковск человека из Севастополя – города, который в общественном сознании воспринимался как столица просоветских настроений?

Сначала было очень интересно наблюдать за собой и за обществом, потому что я говорила по-русски. И, в принципе, до службы в полиции я вообще не разговаривала по-украински. И очень часто, когда я гуляла с собакой, ко мне подходили люди и иногда прямым текстом говорили: о, ты понаехавшая, переселенец и так далее. Но я на это не обращала внимание, потому что в то же время было очень много людей, которые поддерживали меня и очень воодушевлялись тем, что есть такие люди, которые в 23 года могут спокойно переехать и все бросить, начать какую-то новую жизнь.

Кстати о стереотипах. Что знал Ивано-Франковск о Севастополе и о Крыме по состоянию на 2014 год?

Тут тоже очень интересно. У людей были какие-то стереотипы: мол, а правда, что вы там никогда не учили украинский язык? Я говорила: ну как не учили, учили, просто не разговаривали, потому что население на 90-95% говорит по-русски. Ну или еще один расхожий вопрос: а правда, что все в Крыму за Путина? А правда, что переселенцам Украина дает какую-то помощь материальную, из-за которой вы переехали? Разные вопросы были.

А как вообще родилось решение пойти в патрульную полицию?

В принципе, это было отчасти коллективное решение моих друзей. Они в какой-то момент сказали: Алена, вот если ты пройдешь отбор, то мы действительно поверим в эту реформу, поверим, что туда отбирают лучших. Они меня подтолкнули к этому решению, потому что я сама никогда не думала, что буду в патрульной полиции работать. Все-таки я журналист, спортсмен, серфер, и уж точно не думала, что стану полицейским. Но отбор прошла.

А что самое сложное было во время отбора?

На самом деле, все было сложно, потому что ты в принципе не знаешь, куда идешь. Реформа началась, и ты в этом круговороте и абсолютно не понимаешь, что с тобой будет, что будет со страной, как эта реформа будет развиваться. Ты понимаешь, что это служба, что это не работа где-то в офисе, ты не менеджер, который может с понедельника по пятницу работать по схеме: захотел – пришел, не захотел – не пришел. Самое сложное было в том, чтобы просто решиться служить народу Украины. Ты же один раз даешь присягу и навсегда. Наверное, это был самый сложный момент – человеку гражданскому перейти эту грань и прийти на службу. Это очень разные вещи.

Патрульный полицейский знает страну и общество изнутри, и за людьми порой наблюдает не в самых лучших их проявлениях. От каких иллюзий пришлось избавиться?

От всех иллюзий — причем, очень резко. Мне казалось, что Ивано-Франковск – это очень спокойный тихий город, что быть здесь патрульным это как где-нибудь в тихом канадском городочке, где все задачи патрульного сводятся к тому, чтобы гонять диких животных в парке, которые случайно туда зашли. Ничего подобного. На самом деле и Франковск и другие города показывают, что у нас не все в порядке в обществе. Я реально увидела прямую связь между нашим безалаберным отношением к собственной жизни со всеми событиями, которые сейчас происходят в нашей стране.

А чему украинцам нужно научиться в первую очередь, на твой взгляд?

Уважать себя, окружающую среду, близких. Такие, знаете, элементарные вещи, из которых, наверное, и строится цивилизованное общество. Нужно научиться уважать себя и других.

Когда друзья просят тебя рассказать о службе в патрульной полиции, какие истории ты чаще всего им рассказываешь?

На самом деле, я хочу им рассказывать только добрые, смешные истории, потому что расстраивать и рассказывать, насколько у нас все запущено, уже не хочется. Я понимаю, что это может только демотивировать и меня, и моих друзей, поэтому чаще всего я рассказываю истории, которые заканчиваются хэппи-эндом.

Расскажи нам.

Была одна история, когда мы еще только начинали работать. Мы еще не совсем ориентировались, это первые полтора месяца службы были. Нас с напарником остановила молодая женщина в слезах. Она рассказала, что ее муж нашел себе какую-то новую спутницу жизни, забрал у нее ее машину и поехал продавать ее на рынок. И вот она стоит на улице, ей абсолютно не к кому обратиться за помощью, потому что папа где-то далеко, а брата старшего у нее нет, муж такие плохие дела делает и она просит нас, чтобы мы поехали на этот авторынок, где он будет сейчас продавать на запчасти ее маленькую, очень красивую машинку. Человек в беде! И эта женщина садится с нами в служебный автомобиль, едет, и у нее слезы на глазах и она говорит: вы знаете, я никогда не думала, что доживу до такого, что в Украине будет такая патрульная полиция, которая меня защитит. И мы минут через 30 нашли все-таки ее мужа, который ездил без документов на авто, потому что автомобиль был зарегистрирован на жену.

Уехать на материк и стать полицейским означает не иметь возможности приехать в Крым. А по чему из крымского ты больше всего скучаешь?

Просто скучаю по Севастополю, по местам, где я все время бывала, по морю и по горам. И да, меня немножко тяготит, что теперь из-за службы я не знаю, когда смогу попасть домой.

А ты ощущаешь, что для многих ты стала лицом украинского Севастополя?

Да, уже со временем понимаю.

Вот если взять Алену образца ноября 2016-го и познакомить ее с Аленой образца ноября 2013-го, им было бы о чем говорить?

Не думаю. В 2013 году я полностью отличалась от того, кем стала к ноябрю 2016 года.

Не скучаешь по той старой жизни?

Не скучаю. Потому что вся та жизнь – вплоть до 2013 года — была, если говорить українською, не дуже свідомою. И все теперь вспоминается как в тумане. И лишь с 2013 года началась, как мне кажется, настоящая жизнь состоявшегося и сознательного человека.

Есть ли в Украине какой-то возрастной разлом? Между условно говоря 20-летними и условными 50-летними?

Сейчас, работая в полиции, я убеждаюсь, что дело не в возрасте, что он не сильно влияет. У нас очень много молодежи, которые с большим невежеством относится к своей жизни, к жизни Украины, у которых нет гражданской позиции. И точно так же есть взрослые люди, у которых есть очень сильная гражданская позиция, уважение к себе и к окружающим.

Если дело не в возрасте и не в том, откуда люди родом, то что делает украинского обывателя украинским гражданином?

Наверное, я буду повторяться, но, мне кажется, что это уважение. Уважение к себе и к окружающему миру.

Если бы завтра Крым вернулся и там бы набирали в полицию, ты бы перевелась в Севастополь?

Да. Однозначно. Я бы перевелась и с удовольствием патрулировала бы улицы Севастополя.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK