Феодальные войны в Крыму. Кровь и почва

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Сергей Лобанов продолжает писать на LB.ua о конфликте между наместниками Путина в Севастополе и в Симферополе, а «Диктофон» эти материалы перепечатывает у себя.sevas Все статьи Лобанова можно найти по тегу «Крымский монитор».


Неверно было бы искать причины конфликтов между российскими властями Севастополя и Крыма исключительно социальной близостью крымской верхушки к отстраненным от власти севастопольским «регионалам». В основе противостояния, как это всегда бывает, лежат финансовые потоки, земля и недвижимость.

Подписывайтесь на наши новости в Facebook и Вконтакте

Одной из первых инициатив Дмитрий Овсянникова (на фото выше), которого Кремль минувшим летом направил руководить Севастополем, стало обращение к руководству Южного федерального округа о создании рабочей группы по разрешению «спорных моментов» при определении границ Севастополя и Крыма.

За последние несколько десятилетий статус Севастополя, модель его взаимоотношений с Крымом и административные границы между двумя регионами неоднократно менялись, в результате чего накопилось множество спорных вопросов. Так средневековые пещерные монастыри Челтер и Шулдан, находясь в ведении Бахчисарайского музея-заповедника, в 1991 году были включены в границы Севастополя. В итоге они оказались бесхозными и фактически уничтожены как памятники.

Спорные объекты и участки находятся в горно-лесной и прибрежной зонах, т.е. там, где земля на вес золота, а это значит, что война за них обещает быть ожесточенной.

Не поедут в «Комарова»

В центре первого конфликта между крымскими и севастопольскими властями оказался детский оздоровительный лагерь (ДОЛ) на Южном берегу, до недавнего времени принадлежавший Константину Григоришину.

Поселок Форос, в границах которого находится ДОЛ имени пионера Вити Комарова, с 1954 по 1965 год входил в состав Балаклавского района Севастополя. Пионерский лагерь был предназначен для отдыха детей рабочих морского завода имени Серго Орджоникидзе – одного из градообразующих севастопольских предприятий. Общая площадь лагеря — 34 гектара, он имеет свои пляжи, бассейн и берегоукрепительные сооружения.

Детский оздоровительный лагерь им. В.Комарова в Форосе

Фото: all-ukraine.com.ua

Детский оздоровительный лагерь им. В.Комарова в Форосе

В ревущие 90-е завод акционировали, а его имущество переписали на дочерние фирмы. Одной из них стало ООО «Югсевморсервис». После череды конфликтов в конце 2010 года Константин Григоришин вышел из состава акционеров самого судостроительного завода, но оставил за собой дочернюю компанию ООО «Югсевморсервис». Кстати, еще в 2007 году ООО «Югсевморсервис» получило в аренду на 49 лет 35 га на Южном берегу Крыма, в 2008-м – еще 6,21 га. За три дня до нового, 2013 года, поссовет Фороса разрешил фирме выкупить арендованные участки.

После аннексии Крыма ООО «Югсевморсервис» перерегистрировалось в России. В учредителях в госреестрах обеих стран значится кипрская компания Energy Standard Real Estate Limited и киевское ООО «Компания по управлению активами «Глобус эссет менеджмент» бизнес-империи Константина Григоришина.

Закрепив право пользования земельным участком через Форосский поссовет, ООО занялось продажами путевок в ДОЛ, предлагая родителям за деньги направить своих чад на отдых «в живописном месте в составе форосского курортного района».

Уже весной 2014 года подконтрольная Сергею Аксенову «самооборона» под предлогом обеспечения доступа аборигенов к морю начала силовой захват и последующий отжим объектов недвижимости на Южном берегу. Со временем люди, представлявшиеся крымскими «самооборонцами», появились и в ДОЛ имени Комарова. В начале 2015 года экспроприацию оформили юридически. Правительство Севастополя национализировало Севморзавод и все его дочерние компании, включая ООО «Югсевморсервис», после чего из-за неясности юридического статуса детский лагерь попросту прекратил работу.

ООО «Югсевморсервис» обратилось в Арбитражный суд города Севастополя с заявлением о признании недействительным распоряжения Правительства Севастополя «О включении имущества в Реестр собственности города Севастополя и предоставлении в безвозмездное пользование Государственному учреждению – Севастопольскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации». Но безрезультатно.

Бывший российский губернатор Сергей Меняйло не сильно хотел вникать в клубок проблем, связанных с установлением прав собственности на землю в соседнем регионе, а также с выплатой задолженности по зарплате сотрудникам детского лагеря. Поэтому он предложил передать «Комарова» крымским властям.

Однако его преемник Дмитрий Овсянников придерживается другого мнения. В ноябре прошлого года он подписал постановление о включении в реестр собственности Севастополя участка площадью 34 га и 66 объектов недвижимого имущества на территории детского лагеря. Согласно Постановлению, лагерные объекты «Комарова-1» и «Комарова-2» должны быть закреплены за государственным унитарным предприятием (ГУП) «Пансионаты Севастополя».

В подконтрольных связке Чалый-Овсянников городских СМИ это было представлено как славная победа севастопольцев над крымскими «оккупантами» и возвращение городу его собственности.

Алексей Чалый (справа) и Дмитрий Овсянников

Фото: kommersant.ru

Алексей Чалый (справа) и Дмитрий Овсянников

Впрочем, интерес севастопольских властей к этому активу объясняется более прозаическими причинами, нежели местный патриотизм.

Под крышу указанного ГУП в настоящий момент сведено около десятка городских пансионатов, домов отдыха и детских оздоровительный лагерей. Сделано это для того, чтобы легче было подготовить их к передаче в частные руки. Правительство Овсянникова запланировало аукцион невиданной щедрости на 2019 год. Таким образом, обещания российских депутатов о том, что ДОЛ Комарова и база отдыха «Изумруд» сохранят свой статус и будут использоваться для отдыха работников «Севморзавода» и «Севтроллейбуса» оказались очередным обманом.

Поделили по-братски

Банковскую систему часто сравнивают с кровеносной системой организма. Если продолжить эту метафору, то можно сказать, что крымская экономика весной 2014 года оказалась обескровленной. Все украинские банки ушли из Крыма, а крупные российские финансовые учреждения, включая «Сбербанк» отказались работать на полуострове, опасаясь международных санкций.

Нишу заполнили никому не известные маргинальные банки, чье место в рейтинге по объему активов в лучшем случае в конце второй сотни. Многие из них лопнули в течение следующих нескольких месяцев вместе с деньгами вкладчиков, решившихся доверить свои сбережения откровенно мошеннических конторам с сомнительной репутацией.

Чтобы хоть как-то решить вопрос банковского обслуживания частных лиц и предприятий на территории Крыма, российские власти дали зеленый свет двум банкам, существующим за счет государственной поддержки. Первый из них — Российский Национальный Коммерческий Банк (РНКБ) — на 100% принадлежит Федеральному агентству по управлению государственным имуществом РФ. Второй — «Генбанк» — на 50% контролируются государством. Оба банка практически не ведут операций за пределами полуострова.

Вопрос о контроле над акциями «Генбанка» стал причиной еще одного конфликта между российскими начальниками Крыма и Севастополя.

Отделение Генбанка в Феодосии

Фото: feomapia.com

Отделение Генбанка в Феодосии

До 2014 года «Генбанк» полностью принадлежал большой группе частных лиц, среди которых большими пакетами владели выходец из Одессы Евгений Двоскин и зять Юлии Тимошенко Артур Чечеткин (он позже продал свое владение в банке). Хотя «банк» — это громко сказано. Его немногочисленные российские отделения в основном работали в режиме пунктов обмена валют. Звездный час для владельцев «Генбанка» настал в апреле 2014 года, когда они одними из первых приняли решение освоить полностью освободившуюся крымскую нишу.

Инициатива Двоскина и компании не осталась не замеченной российскими властями. Уже в мае «Генбанк» стал уполномоченным банком российского Агентства по страхованию вкладов, через которое было проведено 27 млрд рублей для компенсации крымским вкладчикам от потерь их сбережений, экспроприированных «Приватбанком». Доля уполномоченных по выплатам («Генбанк», РНКБ и Черноморский банк) составила 1,5% от суммы.

В августе 2015 года в состав акционеров «Генбанка» вошли российские органы власти Крыма и Севастополя. Сергей Аксенов и Сергей Меняйло поделили акции банка по-братски. Каждому досталось по 25%.

Однако, несмотря на отсутствие конкуренции и помощь со стороны российских властей, «Генбанк» не может похвастать хорошими результатами работы. В рейтинге российских банков он занимает только 127 позицию. В октябре 2015 года агентство «Эксперт РА» понизило кредитный рейтинг «Генбанка» с А до B++ с негативным прогнозом, отметив, что более 70% выданных им кредитных средств предоставлено юрлицам с признаками отсутствия реальной деятельности. Это может указывать на то, что руководство банка попросту выводит деньги – государственные и частные — через фиктивные фирмы.

Севастопольский «кидок»

В Севастополе «Генбанк» особо не прижился. Местные власти предпочитают работать с РНКБ, а вот в Крыму он стал «опорным банком», через который проводит все финансовые операции Совмин Сергея Аксенова.

Поэтому летом минувшего года Сергей Меняйло пошел навстречу крымским коллегам и, следуя евангельскому «даром получили, даром отдавайте», решил передать 25% акций крымскими властям.

Сергей Аксенов(справа) и Сергей Меняйло

Фото: Форпост

Сергей Аксенов(справа) и Сергей Меняйло

Но Дмитрий Овсянников отказался выполнить волю своего предшественника, назвав его «необоснованным и нецелесообразным». Навскидку он оценил стоимость 25%-го пакета акций в 600 миллионов рублей и обратился в российский Минфин с просьбой создать специальную комиссию, призванную оценить долю севастопольских властей в активах банка, чтобы получить компенсацию.

Сергей Аксенов был буквально взбешен «кидком» со стороны севастопольского коллеги.

«В бизнесе это называется обман», — заявил он симферопольским журналистам.

Севастопольский врио губернатора ведет себя совсем не по «понятиям». За бесплатно переданные акции «Генбанка» он теперь требует сумму в 600 миллионов рублей. Конечно, можно предположить, что Дмитрий Овсянников озабочен наполнением городского бюджета, который с 2014 года более чем на две трети является дотационным и в нем зияет все больше дыр.

Однако скорее всего дело в другом. Через «Генбанк» в Крыму реализуются все российские государственные программы. Владение пакетом акций этого финансового учреждения позволит севастопольским чиновникам контролировать действия крымских коллег, что немаловажно в условиях борьбы за деньги Федеральной целевой программы по развитию полуострова, первые крупные транши по которой должны поступить в этом году. Именно доступ к этим финансовым потокам является камнем преткновения между Дмитрием Овсянниковым и Сергеем Аксеновым. На этом фронте ожидаются самые серьезные бои, которые вполне могут закончиться политическим крахом одного из двух российских «прокураторов».

Продолжение следует…

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK