«Мы совершили выход на отделение Приватбанка, чтобы изъять деньги из кассы» (аудио и текст)

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Наш сегодняшний гость — Дмитрий Титаренко, юрист. Родился в Севастополе в 1982 году. В 2004 году – закончил экономический факультет Таврического национального университета, а в 2007-м – юридический факультет того же вуза. С 2006 по 2011 год работал в юридической компании «Правовой альянс». С 2011 и по настоящее время – самостоятельная адвокатская практика.

В марте 2014 года Дмитрий переехал из Крыма в Киев, где продолжил юридическую практику. Дмитрий защищает интересы крымских вкладчиков Приватбанка. Осенью 2015 года он выиграл суд у Приватбанка по взысканию депозитов по иску крымского клиента. С тех пор занимался принудительным исполнением этого иска.

С сентября 2016 года – старший юрист юридической фирмы «Дженталс».

Это интервью мы записывали накануне объявления о национализации Приватбанка. Но все вопросы, которые мы затронули в беседе, все еще актуальны.

Ниже вы можете послушать беседу в аудиоверсии, прочесть сокращенную текстовую версию. Вы также можете скачать файл в формате mp3, чтобы прослушать его позже в удобное для вас время.

Программа «Диктофон» — программа об интересных людях из Крыма, которые чем-то увлечены и которые готовы поделиться опытом с миром. Все выпуски программы слушайте на сайте dictaphone.org.ua, на SoundCloud, MixCloud, PodFM, в Facebook и ВКонтакте. Вы также можете получать программу по почте. А также смотреть слайдшоу на YouTube.

В каких сферах у крымчан сегодня возникают проблемы юридического характера?

В первую очередь, это финансовая и банковская сфера. Первое время была проблема с тем, чтобы открыть счет или снять деньги со счета. На сегодняшний день она решаема. Нужно получать справку временного переселенца, которая выдается в любом управлении труда и социальной защиты в любом населенном пункте. Получение этой справки занимает время, не требует денег, это формальность. И я, честно говоря, не совсем понимаю смысл этого действия для государства. Ведь для ее получения крымчанину достаточно выехать в любой населенный пункт на неоккупированной территории Украины, прийти в любое управление труда и соцзащиты и назвать свой адрес. Причем никто не проверяет, есть ли у человека права на эту жилплощадь, там просто вписывают этот адрес в справочку и ставят печать. И потом никто не приходит по этому адресу и не проверяет, живет он там или не живет. Это просто формальность. Дальше с этой справкой все банки работают с крымчанами как с любыми другими гражданами Украины.

Подписывайтесь на наши новости в Facebook и Вконтакте

Но, между тем есть определенные сложности, связанные с конкретным банком – Приватбанком. Были сложности, связанные с закрытием счета, с погашением старой задолженности, с обслуживанием старых кредитов и так далее. И одна из ваших побед в судах была именно в тяжбе с Приватбанком.

Ну с Приватбанком у меня много процессов. В отличие от большинства банков, которые ушли с полуострова без проблем с оккупационной властью, этот банк вступил в конфликт и все имущество там потерял, поэтому решил перекрыть свои убытки за счет вкладов крымчан, что де-юре неправильно. Поэтому у меня достаточно много клиентов из Крыма, которые взыскивают с банка свои депозиты.

Это нашумевшее дело было одним из первых. Там немаленькая сумма – $150 тысяч вклада, а за счет процентов, которые мне удалось насчитать, сумма увеличилась до $202 тысяч. Мы больше года cудились, все три инстанции выиграли, поскольку дело не особо сложное. Если документы в порядке, если сохранился договор, квитанция о помещении денег в банк, то проблем больших нет, просто на это нужно потратить время. Мы выиграли все инстанции, но уже больше года — с ноября 2015-го — не можем исполнить судебное решение. Это парадоксальная ситуация, о которой даже дико говорить. Есть решение суда о взыскании крупной суммы с банка, который является крупнейшим в стране. Можно понять, когда пытаешься взыскать с фермера у которого ничего нет. А здесь у Приватбанка — недвижимость, транспорт, на каждом шагу банкоматы, терминалы – и больше года не можем ничего взыскать. В этом проблема.

А почему не удается взыскать? Исполнительная служба не работает? Банк пытается подавать апелляции?

Ну здесь очевидная коррупция и нежелание государственной исполнительной службы исполнять решение суда конкретно в этой ситуации. Банк зарегистрирован в городе Днепре. Понимая, какой у него там админресурс, понимая, что каждый третий житель там связан как-то с Приватбанком, мы постарались найти законный способ исполнять решение не в Днепре, а в Киеве. Такой способ есть, по статье 20 Закона об исполнительном производстве можно исполнять решение по месту нахождения имущества должника. Если оно не совпадает с местом регистрации, то право выбора за взыскателем, то есть за нами. Мы имели право подать исполнительный лист и в Днепр, и в Киев, и во Львов. Приватбанк настолько велик, что в любом городе по реестру недвижимости можно найти его имущество.

Мы в Киеве получили извлечение, что банку принадлежит определенное помещение, обратились в иcполнительную службу. Первая реакция – госисполнитель, нарушив закон, отказал нам в открытии производства, сказав обращаться в Днепр. По суду через четыре месяца этот отказ мы оспорили удачно. После этого исполнитель открыл производство. Следующая линия обороны банка в том, что есть решение местного суда Днепра, которое запрещает всей Украине, НБУ, всем банкам Украины списывать какие-либо средства со счетов банка. Данное определение вынесено в лучших традициях рейдерства нулевых годов.

Когда я еще работал в Крыму, прецедент был в 2006 году, когда судья в Феодосии своим определением запретил взлетать всем самолетам в Борисполе. Тут примерно та же ситуация. Судья местного суда в Днепре запрещает всей Украине прикасаться к имуществу Приватбанка, в данном случае к безналичным деньгам. Из-за этого определения исполнитель не мог ничего списать. Потом из Днепра пришло письмо, где еще раз Приватбанк написал, что «мы зарегистрированы в Днепре и просим передать дело туда». И при наличии судебного решения, где написано было, что можно его исполнять в Киеве, исполнитель опять своим постановлением переправил дело в Днепр. Там тоже ничего не исполняется, дело просто лежит.

В итоге нам удалось его снова вернуть в Киев. Мы объединились с еще одним взыскателем, это юридическое лицо тоже с крымскими корнями. И в начале ноября мы совершили выход на отделение, чтобы изъять деньги из кассы. Плюс удалось нам в октябре добиться, чтобы исполнитель арестовал все имущество банка. То есть на сегодня все недвижимое и движимое имущество Приватбанка находится под арестом по нашему делу, но, как видите, это абсолютно Приватбанку никак не мешает. И добровольно исполнять эти решения они по-прежнему не желают.

На ваш взгляд, это дело закончится в украинских судебных инстанциях или в конечном счете придется идти в европейские судебные институции, судиться на межгосударственном уровне с этой финансовой структурой?

Это дело уже закончено в Украине, мы его выиграли. Вопрос в том, сможем ли мы взыскать. Если идет такая затяжка по времени, то есть ощущение, что Приватбанк готовят к закрытию (интервью было записано до национализации Привата, — ред.), тянут время для того, чтобы какие-то схемы выстроить, повыводить побольше имущества. Я обращаю внимание на то, что почти все операции Приватбанка переводятся в электронный вид, то есть они идут через терминалы, все меньше касс, в отделениях все меньше какой-то ценной аппаратуры, то есть фактически имущества как такового у Приватбанка все меньше. И поэтому если идет затягивание времени для того, чтобы рано или поздно банк обанкротился и нам не хватит как кредиторам денег при ликвидации банка с продажи имущества, то тогда придется обращаться только в Европейский суд по правам человека с иском к Украине о тоv, что она как государство не смогла эффективно обеспечить наше право на судебную защиту. Мы можем мотивировать это тем, что мы год судились, потом еще год решения судов не исполняли и в итоге мы ничего не получили, потому что банк был обанкрочен из-за того, что государственная система работала неэффективно. Но будет ли Европейский суд присуждать какие-то существенные суммы и сколько это займет времени – сложно сказать, а потому это самый худший сценарий.

Есть слабая надежда на то, что банк настолько велик, что его не будут обрушать. Мне кажется, когда будет критическая масса таких кредиторов, как мы, тогда они уже не смогут сдерживать это, и реально начнется исполнение всех решений.

Частая история с крымчанами — это когда у них был какой-то кредит в Приватбанке, допустим, 5000 гривен по состоянию на декабрь 2013 года. Потом крымчане после аннексии бежали на материк, а здесь спустя год обнаруживали, что сумма выросла, допустим, вдвое, они приходили в отделение банка, будучи готовыми погасить этот кредит с тем, чтобы тело кредита не увеличивалось, но банк при этом им отказывался выдавать документы, которые бы подтверждали, что больше между финансовым учреждением и физическим лицом никаких взаимных претензий нет. У меня лично есть знакомый, который оказался в подобной ситуации. Что делать? Идти в суд?

Да, если есть такая ситуация, то нужно сначала перевести все общение в документальную форму, то есть письменно обращаться на центральное отделение в Днепре, писать заявление о расторжении договора. Описывать: «Я прошу расторгнуть договор, прошу предоставить информацию об остатке задолженности, которую я хочу погасить». Если человек самостоятельно вел какой-то учет, это всегда очень запутанно и с этими кредитными картами лучше не связываться, потому что там многоступенчатая система насчитывания пени и процентов.

В идеале, если человек контролировал, сколько он должен банку, сохранил все платежи, то с поступлением такого заявлением должны прекратить действие договора. Можно затребовать с банка их расчет, можно сразу в заявлении написать, что «по моим расчетам я вам должен такую-то сумму». На крайний случай, в гражданском кодексе есть такое понятие как уклонение кредитора от принятия обязательств. Если вы должник, который хочет исполнить обязательство, а кредитор у вас деньги не берет и бегает, чтобы пеня росла дальше, то вы имеете право внести данные деньги в депозит нотариусу. Приходите к любому нотариусу, вносите нужную сумму, получаете соответствующий документ, а нотариус направляет кредитору официальное письмо, что по такому-то договору ваши деньги находятся у меня, можете прийти и получить. И уже потом, когда вы свой расчет исполнили, если у банка есть какие-то другие расчеты и он хочет подать иск в суд, то уже после того, как он подаст, из этого искового заявления будет понятно, из чего он исходит, и из этого строить свою защиту. То есть либо проценты правильно он насчитал, либо неправильно, но если такие проблемы были, то это тоже решабельно. Пусть и не так просто, как хотелось бы.

Есть тема, касающаяся обязательств крымчан перед украинскими банками. Говорят, что украинские банки могли передать право взыскания этих кредитов российским финансовым учреждениям, и что теперь крымчане будут рассчитываться по долгам, которые у них были перед украинскими банками, перед российскими коллекторскими компаниями.

У меня была ситуация с клиентами, которые хотели досрочно погасить кредит — это был не Приватбанк, а другой украинский банк. Они не успели это сделать в 2014 году, потому что в конце года банк перестал принимать платежи по этому украинскому кредиту и сообщил мои клиентам о том, что их кредит продан какому-то другому предприятию с ограниченной ответственностью. И была проблема у должника, который бегал и пытался заплатить этот кредит. В Крыму вышла коллекторская компания на этого клиента, спокойно отследили все документы.

Главная проблема была в том, что коллекторское предприятие было зарегистрировано в Москве. То есть на неоспоримой территории. Украина на Москву пока не претендует, и проблем и споров по этому вопросу не было. Мы отследили всю цепочку, пришлось отправлять адвокатские запросы, было взято письменное подтверждение у украинского банка, что он действительно не претендует на получение денег по этому кредиту, потому что право уступил предприятию. Потом мы получали от предприятия письменное подтверждение, что оно переуступило кредит коллекторам в Москве. И потом в Москве когда человек все заплатил, вернее заплатил в Крыму, но деньги ушли в Москву, мы получили третий документ от последнего кредитора, что претензий нет.

Потом была проблема — квартира в Симферополе оставалась по украинскому реестру ипотек и числилась на самом первом банке украинском. Самому банку уже это не было интересно, потому что он свои деньги получил. И как-то заставить их выдать письмо украинскому нотариусу о том, что банк не возражает против снятия квартиры с ипотеки, было достаточно сложно. Пришлось поискать выходы, найти менеджера, которому не все равно, заставить их показать весь пакет документов, всю эту цепочку и доказать, что это все оплачено. Они согласились, дали письмо, и буквально месяц назад мы эту сделку закрыли. Вывели из украинской ипотеки объект и он теперь чистый для российской и украинской стороны.

Любые сложности во взаимоотношениях с банками – непогашенные задолженности, открытые кредитные истории и так далее – чем вообще они чреваты для гражданина Украины, пусть даже с крымской пропиской? Может ли банк на этом основании запретить человеку выезжать за границу, ограничить его в передвижении и так далее?

Есть такое межбанковское бюро кредитных историй. Это не государственное изобретение, а межбанковское – банки между собой могут обмениваться информацией о неблагонадежных клиентах. Tсли человек не рассчитался, он может попасть в это бюро кредитных историй.

Плюс согласно новому закону об исполнительном производстве, вступившему в силу в октябре 2016 года, происходят довольно серьезные нововведения. Должен появиться единый реестр должников — государственная база. Любые должники, на которых наложены денежные взыскания, могут столкнуться с проблемой при пересечении границы или при совершении каких-то других действий, например, каких-то сделок. Прописано в законе все достаточно жестко, что, в принципе, неплохо, потому что если это будет работать нормально, то должно привести к какому-то порядку.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK