Крым в зеркале экологии. Мнение Татьяны Рихтун

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Впервые текст Татьяны Рихтун вышел на сайте LB.ua

Российская Федерация абсолютно безответственно относится к сохранению природной окружающей среды в Крыму. Качество питьевой воды и ее отсутствие, стихийные мусорные свалки повсюду и бесконтрольная добыча полезных ископаемых, которая безвозвратно меняет облик полуострова – эти темы, которые постоянно волнуют крымчан.

Без воды…

Главной проблемой Крыма всегда была вода. Вернее, ее отсутствие в достаточных объемах. Под теплым крымским солнцем вырастет что угодно, но только при условии достаточного полива.

Подписывайтесь на наши новости в Facebook и Вконтакте

Крым до 1954 года — это, в основном, узкая приморская полоска и предгорные участки, которые снабжались водой, накапливаемой в крымских горах за счет атмосферных осадков. Все остальное — огромные солончаковые степи, непригодные для проживания и выращивания продуктов, колодцы и водоемы, заполненные соленой водой.

Только после постройки Северо-Крымского канала на большую часть территории Крыма пришла полноценная жизнь. Воды Днепра начали год за годом промывать подземные пласты, уменьшая концентрацию рассолов в крымской почве. Пресная вода, протекая по руслу канала, просачивалась под землю и “накрывала” собой “солонину”, “консервируя” ее на более низких горизонтах. Капиллярное засоление почв было остановлено. Крымские земли стали пригодны для земледелия, на полуострове начали закладываться сады и виноградники. Однако даже в восьмидесятые годы в поселках Южного берега и в Севастополе вода летом бывала по графику, поэтому канал дополнили сетью водохранилищ, замыкая все в единую систему водоснабжения Крыма.

И вот в 2014 году пришла Россия, в желании отгородиться от Украины некоторые гарячие головы додумались заминировать поля вдоль русла канала, лишив украинскую сторону возможности начать поливной сезон. За три года желания договориться с Украиной не прибавилось.

За это время площади орошаемых земель в Крыму сократились более, чем в десять раз. Некоторые отрасли сельского хозяйства, как, например, выращивание риса, просто перестало существовать. Сельское хозяйство стало умирать, тысячи крымчан лишились работы.

Северо-Крымский канал

Фото: ikrim.net

Северо-Крымский канал

В то время как до российских чиновников начало доходить, что вода на полуострове становится золотом, более двух миллионов жителей Крыма продолжают пить, мыться, стираться и смывать унитаз бесценной водой.

А предприятия, вроде “Крымского титана”, “помогают”, “спасенному” от “бандеровцев” населению, опустошать скудные запасы водохранилищ и высасывать из пробуренных скважин неприкосновенный запас пресных вод, препятствующий засолению почв.

Вот как ситуацию с водой описывает москвич, сторонник аннексии, бывший сотрудник оккупационного “Совмина”, а ныне депутат Владимир Гарначук: «Уже сейчас во многих селах феодосийского региона воду подают по графику. В Армянске люди еще не понимают масштаба проблем и продолжают пить воду с превышенным содержанием солей, считая это нормой. На 2015 год в Нижнегорском районе после отбора воды из подземных пластов вода ушла из колодцев во многих селах. Фермеры просто погибают. В 2016 году в Нижнегорском районе началось активное капиллярное засоление почвы, и появились солончаковые пятна, земля перестала быть пригодной для земледелия. Крым потерял за три года 74% источников пресной воды. О каком развитии сельского хозяйства может идти речь? Сельское хозяйство просто бросили на выживание, и никто не будет их спасать в условиях дефицита питьевой воды для населения. Начавшееся резкое засоление центрального и восточного Крыма стало уже настоящим, а не делом будущего, и этот процесс уже необратим. Вопрос переселения людей из надвигающихся солончаковых пустынь Северного Крыма надо решать уже сейчас, оставляя там вахтовые команды».

Та же ситуация и в Севастополе. Чтобы пополнить запасы воды в Чернореченском водохранилище, городское правительство решило повернуть течение вспять. Предметом большого обсуждения стала маленькая речушка Коккозка.

Чернореченское водохранилище, Севастополь

Фото: ikrim.org

Чернореченское водохранилище, Севастополь

Летом 2016 года в Бельбекской долине начали осуществлять проект по строительству буферного водохранилища в селе Соколиное и туннеля для переброски реки Коккозка в Чернореченское водохранилище. Местные жители стали собирать подписи в защиту реки, понимая, что могут остаться и вовсе без воды. Их поддержали и эксперты. По мнению М. Литвиненко вмешательство в природу грозит не только лишением местности воды, но и затоплением части Большого каньона, уничтожением уникальной экосистемы заказника, занесённых в Красную книгу полуострова десятков видов растений и животных. Реализация проекта грозит подтоплениями даже некоторым районам Севастополя и новыми оползнями на береговой линии. Куда уж новые, если в черте города и так, по информации правительства, 180 учтенных оползневых участков, которые время от времени обваливаются.

На видео бездна, образовавшаяся 1 декабря 2016 года на Фиоленте.

Пока проект приостановили, но он включен в Федеральную программу и понятно, что уменьшение водных ресурсов, может заставить власти вспомнить о Коккозке. Как заявил министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской в декабре 2016 года после совещания, посвященного водоснабжению полуострова, система обеспечения Крыма водой только формируется и окончательно будет налажена через несколько лет.

Как все чиновники, он с удовольствием обещает светлое будущее: «мы выйдем на более стабильное обеспечение водой всех регионов Крыма в 2019 году», но вынужден констатировать, что воды в крымских водохранилищах больше не станет.

Зато с мусором…

В 2012 году в Севастополе появился ресурс «Sevsvalki.net». Изначально участники «Sevsvalki.net» собирали информацию о свалках в городе. Каждый мог заполнить профиль свалки, указывая ее местоположение и фотографию. В дальнейшем сайт обзавелся картой, на которой можно наблюдать масштаб проблемы. Участниками проекта отметили более 700 свалок в разных районах города, более 200 из них ликвидировано. Чиновники открывали ресурс ежедневно и старались убрать свалку до того, как в понедельник на совещании их будет отчитывать председатель Севастопольской горгосадминистрации.

Автором проекта был переехавший в Севастополь российский бизнесмен Олег Николаев. С России О. Николаеву пришлось спасать свой бизнес, а не свалки. По данным того же ресурса количество свалок в городе увеличилось почти вдвое.

В Крыму ситуация не лучше. По информации министра экологии и природных ресурсов РК Геннадия Нараева, только за сентябрь 2016 года выявлено 40 новых стихийных свалок. Рекордсменом по площади нелегальных свалок является Симферопольский район, там незаконные свалки занимают 333 558 кв. метров, или 78% от общей площади несанкционированных площадок сброса мусора в Крыму.

Фото: elect.in.ua

Тревожная ситуация складывается и в Ялте. По информации председателя Ялтинского городского совета Валерия Косарева, тысячи кубометров мусора, скопившиеся на горе Дарсан, угрожают притокам реки Быстрой и устойчивости опор высоковольтной линии электропередачи.

В целом на полуострове сегодня сконцентрировано 56 млн куб. метров отходов. Как отметил Геннадий Нараев, из 28 полигонов, которые официально функционируют на территории республики, только три внесены в государственный реестр объектов размещения отходов. Остальные по различным причинам не подлежат дальнейшей эксплуатации, так как находятся в границах населенных пунктов, водоохранных зонах, в лесозащитных полосах. Некоторые из них к тому же исчерпали уже все физические возможности для размещения отходов.

На констатации фактов и обещании победить свалки вся борьба за чистоту полуострова заканчивается.

С песком и без….

17 сентября 2013 года Севастопольский горсовет принял обращение к Верховной Раде Украины с просьбой запретить добычу песка в акватории Черного моря, которая приносит огромный вред состоянию экологии моря и прибрежной полосы. Этот документ должен был раз и навсегда закрыть вопрос добычи песка у побережья Крыма. Однако приход «русской весны» вернул к жизни бизнес на эксплуатации природных ресурсов Черного моря. Компания «Суэста», чью лицензию отозвали под давлением экологической общественности, удвоила свои мощности. Теперь не два, а четыре рефулера добывают песок со дна Черного моря, превращая его в безжизненную пустыню. Расширилась и география промысла. Теперь под удар попал еще один заповедный уголок Крыма — региональный ландшафтный парк «Бакальская коса».

В начале февраля на заседании комитета Госсовета Крыма по санаторно-курортному комплексу и туризму первый замглавы администрации Раздольненского района Андрей Захаров посетовал, что добыча песка земснарядами на Бакальской банке размыла косу на 1 км вглубь и поменяла береговую линию.

Ученые предрекают скорое исчезновение песчаных пляжей на Западе Крыма из-за интенсивной добычи песка. Заместитель директора по научной работе ИнБЮМа Наталия Мильчакова назвала добычу песка вблизи Бакальской косы одной из причин гибели и размыва этого уникального природного объекта.

Однако, так называемый, министр экологии и природных ресурсов Крыма Геннадий Нараев не раз заявлял, что не считает нужным ограничивать добычу песка у берегов Крыма – если песчаные пляжи где-то и стали уже, то это не значит, что между двумя этими процессами есть связь.

Экологи вне закона

Летом 2014 года российские экологи приехали в Крым себя показать и с местными контакты установить. Первое удалось, а вот второе — не очень. По мнению председателя Совета экологических организаций Севастополя М. Литвиненко, российские коллеги их разочаровали. Во-первых, большинство экологических организаций России не зарегистрированы и не имеют опыта системой работы и стабильной финансовой деятельности. Во-вторых, они не являются признанными экспертами в охране окружающей природной среды. «При возникновении той или иной экологической ситуации, они проводят митинги, а мы экологические экспертизы», — говорит эколог. И она права. Именно основательные экологические экспертизы, выполненные экологами в содружестве с учеными позволили крымским экологам в свое время отстоять и чистоту Севастопольской бухты и спасти от строительства гольф-клуба Караньское плато и перекрыть варварскую добычу песка в районе мыса Фиолент.

Незаконная добыча песка в море

Незаконная добыча песка в море

С приходом новой власти почти все организации оказались за бортом. Общественный совет экологических организаций перестал существовать после того, как летом 2014 года от его руководства отстранили Маргариту Литвиненко. Крымская республиканская ассоциация «Экология и мир», которая работает на полуострове с 1988 года, практически прекратила свое существование. Ее бессменный руководитель Виктор Тарасенко объясняет это так: «Если мы раньше пользовались международными контактами, соответствующей грантовой помощью Голландии, Швеции, то сейчас мы не пользуемся никакой поддержкой, потому что войти в грантовое поле большой России нам не удается».

Экологи жалуются, что их не привлекают к обсуждению реальных проблем полуострова за редким исключением, когда нужно организовать жителей выйти на субботник. Когда в Севастополе в 2015 году московская фирма в пылу благоустройства на городских клумбах вместо роз высадила камни, экологи решили просветить российского министра и рассказать «про город роз». Благо, господин Донской как раз приехал в город поучаствовать в патриотической акции. Но министр экологии России оказался очень занят, чтобы встретиться с представителями общественных экологических организаций.

Последняя неделя показывает, что экологи могут оказаться не только за бортом, но и за решеткой. Встречу активистов Крымской республиканской ассоциации «Экология и мир» и жителей Керчи с представителями штаба ОНФ Крыма 10 февраля 2017 года, прокуратура Керчи сочла несанкционированным митингом. Активиста организации Андрея Страшко «увели» в прокуратуру, где был составлен протокол за организацию несанкционированного митинга. Теперь экологу грозит, как минимум, штраф.

Этот абсурдный случай не единственный, когда не экологи, а прокуратура решает, что для окружающей среды хорошо. И вряд ли Год экологии, объявленный в России по указу президента страны, что-то изменит в лучшую сторону. Когда оккупируют территории, в последнюю очередь думают о безопасности окружающей среды на захваченных землях. Однако экологические бедствия таковы, что оставаться не замеченными, у них шансов нет. Из абстрактных понятий, они вдруг превращаются в бытовые проблемы, которые решить люди в одиночку не могут. И желание выжить объединяет крепче любых политических идей.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK