Крымские музеи: от истории к идеологии. Мнение Сергея Лобанова

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Впервые статья вышла на LB.ua

Международные организации не могут вести мониторинг сохранности памятников истории и музейных коллекций на территории Крыма, а сами крымские музеи, которые сотрясают непрерывные скандалы, становятся центрам идеологической работы.

Правовой тупик

Когда в 2013 году организация ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) после долгой подготовительной работы, которую вели администрация Национального заповедника «Херсонес Таврический» и министерство культуры Украины, внесла заповедник в список мирового культурного наследия, это было воспринято как большая победа и повод для гордости. Тогдашний директор заповедника Леонид Жунько, не скрывая радости, говорил, что признание высокого статуса должно обеспечить заповеднику должное финансирование, а также оградить охранные зоны памятников археологии от застройки.

На волне энтузиазма, поднявшегося после этого решения, крымские ученые и музейные работники надеялись, что ЮНЕСКО уже в ближайшем будущем внесет в список мирового культурного наследия еще целый ряд объектов на территории полуострова: Ханский дворец, средневековые памятники в окрестностях Бахчисарая, Судакскую крепость, пещерные города Мангуп-кале и Эски-кермен.

Сегодня эти надежды растаяли, как дым. «Думаю, пока не будут ослаблены санкции, пока будет сохраняться нынешняя политическая ситуация, мало шансов, что здесь будет какой-то прогресс», — цитирует сайт «Новости Крыма» археолога Александра Герцена, который много лет занимается раскопками на Мангупе.

Впрочем, как показывают события последних трех лет, международные институты не в состоянии обеспечить не только охрану, но и мониторинг ситуации вокруг крымских памятников культуры. ЮНЕСКО, будучи структурой ООН, в соответствии с резолюцией Генеральной ассамблеи от 27 марта 2014 года признает территориальную целостность Украины, декларируя украинский статус Крыма и Севастополя

«Во всех своих действиях ЮНЕСКО руководствуется резолюцией Генеральной Ассамблеи от 27 марта 2014 года «О территориальной целостности Украины», которая, «подтверждает приверженность суверенитету, политической независимости, единству и территориальной целостности Украины в международно признанных границах», — однозначная позиция исполнительного совета организации.

Однако, руководствуясь этим принципом, представители ЮНЕСКО не могут посещать Крым, так как фактически полуостров находится под контролем российских властей. В связи с этим оценки ситуации даются исключительно дистанционно, в результате чего принимаемые ЮНЕСКО документы напоминают знакомые любому гражданину чиновничьи отписки. В частности там констатируют, что в настоящий момент не могут «подтвердить или опровергнуть информацию» о несанкционированных археологических раскопках в Крыму, а также «о незаконном экспорте археологических памятников в Российскую Федерацию».

В резолюции, посвященной Херсонесу и его хоре от 10 июня 2016 года (40 COM 7B.62), говорится об «удаленных методах зондирования» и выражается надежда, что представители ЮНЕСКО посетят заповедник и проверят его состояние «как только будет возможно».

Фото: pulsev.com.ua

В министерстве культуры Украины, анализируя полезный выход от этих деклараций, полагают, что ЮНЕСКО под предлогом деполитизации вопроса фактически самоустранилась от крымской проблемы.

Некоторые возлагают надежду на возможный приезд в Крым международной мониторинговой комиссии ЮНЕСКО. Украинские власти уже заявили, что на сессии организации, которая пройдет в летом этого года в Кракове, будут просить о ведении прямого мониторинга за ситуацией на полуострове, включая оценку состояния памятников археологии.

Миссия невыполнима?

Посещение мониторинговой группой ЮНЕСКО Крыма и Севастополя в текущей ситуации возможно только по согласованию Украины и России. Однако вряд ли они смогут прийти к соглашению о том, как уладить тонкости, связанные с официальным статусом комиссии и пересечением границы.

Но даже, если представить, что мониторинговая группа добралась до полуострова, то ситуация здесь может еще более осложниться. Дело в том, что по итогам поездки ей придется дать правовую оценку археологическим раскопкам, которые российские научные организации ведут на территории Крыма.

В настоящий момент в Крыму и Севастополе на регулярной основе работают семь российских археологических экспедиций. В частности на Керченском полуострове раскопки ведет Боспорско-пантикапейская экспедиция ГМИИ им. А. С. Пушкина. На территории крепости Чембало (Балаклава, Севастополь), в Судакской крепости, Старом Крыму и Херсонесе работают специалисты из Эрмитажа. И хотя в большинстве этих мест российские ученые работали еще до 2014 года, тогда они действовали в соответствии с украинским законодательством, сейчас же получают разрешительные документы в Москве.

Вид российского открытого листа на проведение раскопок

Вид российского открытого листа на проведение раскопок

Если в ЮНЕСКО считают, что Крым – часть Украины, то членам мониторинговой группы придётся признать, что все эти работы нарушают международные рекомендации, определяющие принципы археологических раскопок и им уже не удастся сослаться на отсутствие достоверных данных, как это делается сейчас. Понятно, что Россия не заинтересована в таком развитии событий, да и осторожные международные чиновники скорее предпочтут не посещать Крым, чем делать столь резкие заявления.

Кстати, указанный документ не только рекомендует странам – членам ЮНЕСКО воздерживаться от раскопок на занятых ими территориях других государств, но также по окончании конфликта вернуть все случайно сделанные находки стране, откуда они происходят.

В настоящий момент россияне заявляют, что все артефакты, найденные в ходе раскопок, остаются в Крыму. Однако отсутствие международного мониторинга мешает убедиться в правдивости этих заявлений. Тем более, что кадровая политика российских властей вызывает вполне понятные опасения не только за новые находки, но также судьбы музейных коллекций и общее состояние памятников архитектуры.

Череда скандалов

По данным Госкомстата Украины на 1 января 2014 года в Автономной республике Крым и городе Севастополе действовало 40 музейных заведений, в которых хранилось 1250583 музейных предметов государственной части музейного фонда Украины.

Охватить все многообразие музеев, их коллекций и археологических памятников, в рамках одной статьи невозможно, для этого понадобится целое аналитические исследование. Поэтому мы остановимся лишь на тех местах, которые имеют общепризнанную мировую ценность.

Генуэзская крепость в Судаке, построенная в XIV-XV веках, в течение многих лет являлась одним из главных претендентов на внесение в список всемирного наследия ЮНЕСКО. До 2014 года этот архитектурно-археологический комплекс был филиалом Национального заповедника «София Киевская». При российских властях он получил статус Государственного бюджетного учреждения Республики Крым, а его директором стала Раиса Новицкая.

Раиса Новицкая

Фото: sudak.pro

Раиса Новицкая

Об уровне научной компетентности этой дамы можно судить по подготовленной ею видеозаписи «Судак: Экскурс в историю Крыма», вызвавшей настоящий шок даже у крымских провинциалов.

За два с половиной года, что Новицкая руководит музеем-заповедником, его постоянно сотрясают скандалы. То обрушится одна из башен, то бизнесмены начнут масштабное строительство на территории археологического памятника.

В конце прошлого года Следственный комитет РФ возбудил в отношении директора уголовное дело по подозрению в использовании труда сотрудников музея на территории собственного дома, а также в заключении фиктивного договора на охрану одного из объектов заповедника. О дальнейшей ее судьбе пока ничего неизвестно.

Бахчисарайский историко-культурный и археологический музей-заповедник – самый большой музей Крыма. Он включает в себя 117 памятников истории и архитектуры, а его фондовые коллекции насчитывают 140 тысяч музейных экспонатов. В ведении музея находится Ханский дворец в Бахчисарае, пещерные города Мангуп, Эски-кермен и Чуфут-кале, претендующие на внесение в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО.

Уже в апреле 2014 года крымские власти заменили бывшего директора Валерия Науменко, руководившего музеем в течение трех лет, на Эльмиру Аблялимову, которую представил сотрудникам лично Сергей Аксенов. Аблялимова до марта 2014 года была чиновницей — заместителем главы Бахчисарайской районной государственной администрации (РГГА). Трудовой коллектив ее не принял. В ходе скандальных разборок в местных СМИ фигурировали письма научной общественности с протестами против назначения нового директора, попытки разыграть межнациональную карту, слухи о хищении музейных ценностей и разоблачение коррупционных схем по предоставлению в аренду площадей для точек общепита в охранной зоне памятников истории.

В итоге Аблялимова продержалась лишь до декабря 2014 года, а ей на смену пришел Вадим Мартынюк, бывший сотрудник прокуратуры, ранее занимавшийся в Бахчисарайском музее экономическими вопросами. В деле музейной и научной работы Мартынок известен, разве, что скандалом с освоением 170000 рублей на создание «Виртуального тура» по заповеднику, который так и не предъявили общественности.

Российский десант

У Херсонесского заповедника своя проблема – взаимоотношение с общиной Московского патриархата, которая прочно прописалась на территории городища. Примерно 20 лет назад до восстановления Владимирского Собора община получила во временное пользование помещение музейного лапидария, в котором до 1924 года располагался храм Семи священномучеников. Когда в 2000 году Собор восстановили, верующие отказались покидать музейное помещение. С годами аппетиты духовенства росли, и сейчас оно требует на основании российского законодательства отдать патриархии все здания музея, где когда-то располагался Херсонесский мужской монастырь.

Осваивая Херсонес, российские чиновники сделали ставку на кадры с материка. Руководить заповедником летом прошлого года прибыла из города Владимир Светлана Мельникова, которая до этого в течение нескольких лет была директором Владимирско-Суздальского музея.

О своей миссии она выразилась следующим образом: «Надо как-то Крым с корнями (российскими – авт) вот так вот соединять, соединять, соединять. Это очень важно».

Вместе с Мельниковой из Владимира прибыла ее правая рука – заместитель директора заповедника по развитию: Александр Капусткин – в недавнем прошлом чиновник владимирской администрации, защитивший диссертацию на тему «Символика муниципальных образований РФ».

Неудивительно, что с такой командой Херсонес постепенно превращается в центр патриотической пропаганды, чего не было даже при СССР, когда он оставался единственным свободным от идеологии островком в городе. Так недавно здесь открылась выставка «Фотоаппарат Калашникова», приуроченная одновременно к дню Советской армии и сотой годовщине революции 1917 года, на которой демонстрируются фотографии советской эпохи.

Патриотическое воспитание в соответствии с «линией партии» – важная часть функционирования российской музейной системы. Даже в тех крымских музеях, которые по своему профилю никак не связаны с событиями XX века, регулярно проводятся мероприятия на тему «подвига советского народа», «интернационального долга» российских солдат на территории других государств и прочие подобные. И это, пожалуй, самое печальное.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK