Европейское прошлое Севастополя. Мнение Андрея Яницкого

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Наверное, нет такого севастопольца, который бы никогда не бывал в Херсонесе, не карабкался в Балаклаве к стенам Чембало, не смотрел на Инкерманскую (Севастопольскую) бухту, стоя у подножия крепости Каламита. И древнегреческое поселение, и генуэзские крепости — неотъемлемая часть города. Без них он был бы другим, потерял бы часть своего очарования.

Никакого отношения к России перечисленные названия не имеют. Разве что раскопки Херсонеса начались в 1827 году. К тому времени Севастополь уже 40 лет был базой военного флота Российской империи. Из них 29 лет — с 1797 по 1826 — под именем Ахтиар. Но затем развивать заповедник Херсонес помогали и американцы, и европейцы. Они даже входили в состав наблюдательного совета заповедника.

Российский и советский периоды из биографии города никогда не вычеркнуть — с этим никто не спорит. Но нельзя всё сводить к 1783 году, когда российская императрица Екатерина II приказала основать «Крепость большую Севастополь, где ныне Ахтияр».

Во-первых, на месте крепости (как и сказано в указе императрицы) уже было поселение.

Во-вторых, у города есть и византийская юность, и античное детство.

Задолго до россиян в наших бухтах становились на якорь греческие и генуэзские корабли. Надо об этом помнить.

**

Впервые текст вышел на LB.ua

Фото с сайта Черноморской ТРК

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK