Портреты крымской «власти». Алексей Чалый — золотой парень, вышедший из лифта

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Серия публикаций о нынешних руководителях Крыма авторства Константина Ветрова пополнилась статьей об Алексее Чалом, самозванном руководителе Севастополя. Вслед за LB.ua мы публикуем эту историю.

Сегодня в Севастополе насчитывается три группы политических оппонентов. Первая — это бывший «народный мэр» и экс-спикер «законодательного собрания», а ныне — рядовой его депутат Алексей Чалый и его сторонники. Вторая — представители старой элиты Севастополя во главе с экс-министром обороны Украины в 2012-2014 годах Павлом Лебедевым и действующим «депутатом Госдумы РФ от Севастополя» Дмитрием Беликом. Третья — избранный всенародно «губернатор Севастополя» Дмитрий Овсянников и его преимущественно не местная команда из России.

Менее чем через год Севастополь ждут «выборы» в оккупационное «законодательное собрание» и прочие «органы местного самоуправления» в районах и поселках. И они, в отличие от выборов в остальном Крыму, обещают быть насыщенными борьбой.

История «золотого мальчика»

Алексею Чалому 57 лет, он родился в семье студентов Московского энергетического института, и первый год жизни провел в Москве, в комнате студенческого общежития, оборудованной в… бывшей шахте лифта. Однако, вскоре его отец Михаил по состоянию здоровья был вынужден вернуться в город своего детства — Севастополь. Здесь фамилия Чалый означала намного больше и звучала как пароль.

Алексей Чалый

Фото: EPA/UPG

Алексей Чалый

Дед Алексея — Василий Филиппович — во второй половине 50-х-начале 60-х годов прошлого века командовал эскадрой Черноморского флота и был первым заместителем командующего флотом. Карьера отца Алексея сложилась в научной и изобретательской сфере, мать была преподавателем. Словом, Алексей Чалый был типичным представителем советской «золотой молодежи», без ЦК-вского и комсомольского шлейфа, однако со взглядом на окружающую действительность все же из окна дедовской служебной «Волги».

Закончив Севастопольские высшее военно-морское инженерное училище и приборостроительный институт по соответствующим энергетическим инженерным специальностям, Чалый хотел посвятить себя науке и производству. «Ветры перестройки» побудили интерес к коммерции, и завлабу Чалому в 1990 году пришла идея преобразовать лабораторию и конструкторское бюро в научно-производственное объединение, получившее название «Таврида Электрик». За десяток лет небольшой по сути своей кооператив превратился в крупную наукоемкую корпорацию, которая реально поставляла свою продукцию в более чем 70 стран мира и имела с десяток филиалов на разных континентах. Алексей Чалый параллельно защитил кандидатскую и докторскую диссертации по техническим наукам.

Именно с 1991 года у Чалого, как он рассказывает в многочисленных интервью после 2014-го года, сложилось пессимистическое отношение к пребыванию Крыма в составе Украины. Ясное дело, что основывалось оно на семейных традициях и самой атмосфере и политических настроениях в Севастополе. Город был переполнен как бывшими советскими отставниками, так и действующими моряками Черноморского флота РФ.

Алексей Чалый — это плоть от плоти советского офицерства и технической интеллигенции, для которых образ и мощь государства явно весомее демократии, частной собственности и прав человека. Кроме того, особый севастопольский характер — это даже не особая проекция крымского менталитета, это смесь гордости и обиды на непонимание и непризнание героизма и доблести.

Алексей Чалый во время концерта в Москве

Фото: rg.ru

Алексей Чалый во время концерта в Москве

После Оранжевой революции в Украине Чалый перешел к активным действиям и начал финансировать многочисленные акции, призванные застолбить как можно больше страниц российского и советского прошлого города-героя в противовес очень робким попыткам украинизировать Севастополь при Викторе Ющенко.

Чалый стал автором идеи и спонсором введения в школах Севастополя специального курса «Севастополеведение» (впрочем, он был списан с курса «Москвоведение» и разбавлен общими темами российской истории). А также полностью профинансировал реконструкцию и создание музейного комплекса на «35-й береговой батарее» — последнем объекте обороны Севастополя в 1941-1942 годах, где, собственно, и были брошены на произвол судьбы руководством десятки тысяч рядовых солдат и офицеров. Создал Чалый и информационный пул — «Независимое телевидение Севастополя», интернет-портал «Форпост», сейчас к нему прибавились «ФедералПресс» и «Примечания».

«Письмо 69-ти» и организация референдума

Вплоть до ноября 2013 года Алексей Чалый принципиально избегал какой-либо публичности. И только когда Виктор Янукович якобы собрался подписать соглашение об ассоциации с ЕС, Чалый организовал «письмо 69-ти» — авторитетных в Севастополе деятелей производства, науки и культуры. В письме они призывали Януковича не подписывать соглашение. Сегодня Чалый и его сторонники считают, что именно их действия убедили Януковича отказаться от подписания договора. Конечно, это сильно преувеличенная оценка своей роли в современной истории. Но именно зимой 2014-го Чалый решился выйти на политическую сцену.

Что было дальше — известно. Чалого избрали «народным мэром” на митинге 23 февраля 2014 года, где заметную часть присутствовавших составляли сотрудники его корпорации и члены их семей. Через пару дней, с помощью уже имевшихся в Севастополе подразделений РФ, была сломлена имитация сопротивления местной власти и Алексея Михайловича утвердили главой «совета по обеспечению жизнедеятельности Севастополя», которую обеспечивать пришлось в итоге самому Чалому — он утверждает, что перечислил в бюджет города тогда 100 млн гривен личных средств.

Аннексия полуострова началась именно с Севастополя, а конкретнее — с митинга на площади Нахимова и объявления Алексея Чалого «народным мэром»

Фото: EPA/UPG

Под его же руководством прошло «голосование» на «референдуме 16 марта». И он же 18 марта 2014 года в черном свитере подписал вместе с Путиным, Аксеновым и Константиновым документы о «принятии Крыма и Севастополя в состав РФ». Две недели — первую половину апреля — он официально пробыл «и.о. губернатора», после чего… отказался от должности и предложил Путину утвердить главой власти бывшего зама командующего Черноморским флотом, только что назначенного «директором предприятия «Крымские морские порты»», а на момент аннексии — уволенного в запас вице-адмирала Сергея Меняйло. Что Путин и сделал.

Как сейчас говорит Чалый, тогда он искренне не хотел быть чиновником, а планировал заняться стратегическими вопросами развития города в соответствующем «агентстве». Но уже к сентябрю 2014-го стало очевидно, что столкновение двух руководителей города неизбежно.

Морская крепость или элитное виноделие

Сергей Меняйло относится к группе влияния министра обороны РФ Сергея Шойгу и буквально понял цель, поставленную не только своим бывшим начальником, но и самим Путиным — значительно укрепить именно военную составляющую города, вернув ему фактически статус морской крепости. У Чалого было другое видение развития Севастополя — превращение его в центр наукоемкого высокотехнического производства, патриотического туризма, элитного виноделия (неизвестно, как Чалый планировал реализовать эти планы в условиях санкций). Конечно же, возглавлять всё это должен был сам Чалый, как главный акционер условной корпорации.

Президент России Владимир Путин и губернатор Севастополя Сергей Меняйло во время встречи в Кремле

Фото: кремлин. ру

Президент России Владимир Путин и губернатор Севастополя Сергей Меняйло во время встречи в Кремле

Бизнесовые связи Чалого быстро привели в Севастополь его партнеров, в основном, из орбиты влияния уполномоченного по правам бизнесменов при Путине Бориса Титова — собственно, проводником интересов последнего стал предприниматель из Краснодарского края Олег Николаев. Интерес Титова и Николаева был прост и изящен: под их контролем находится винодельческая отрасль Кубани, наиболее крупный и известный объект — «Абрау-Дюрсо». Собственно, закольцевать винодельческие комплексы по двум берегам России и оккупированного Крыма было бы крайне выгодным и прибыльным проектом, хотя пользоваться успехом он мог бы только на внутреннем рынке России — не факт, что даже союзники Кремля были бы готовы покупать вино с оккупированной территории.

Реализация плана началась с покупки заводов шампанских вин «Золотая балка» под Севастополем и «Новый свет» под Судаком. Но планам не суждено было сбыться: все натолкнулось на явное сопротивление военных и их представителя в администрации — Меняйло, которому было не до виноградников и наукоемких технологий.

Борис Титов

Фото: УзнайВсе.Ру

Борис Титов

Уже в сентябре 2014-го на «выборах в законодательное собрание» в Севастополе происходила занятная игра: партия власти — «Единая Россия» — была практически парализована. Получилось так, что ее список был на 50 % «чаловским», и мажоритарные кандидаты — почти все из его команды. И это не устраивало Сергея Меняйло категорически: возникла даже идея «валить» однопартийцев на округах и создавать потом коалицию с ЛДПР, «Справедливой Россией» и «Родиной». В рядах последней, кстати, оказалось самое большое количество представителей «украинской элиты» города во главе с Павлом Лебедевым и экс-нардепом Вадимом Колесниченко. Однако, «выборы» они все проиграли (кстати, и на тот момент безмандатный Константин Затулин, который баллотировался в Севастополе, мечтая получить таким образом мандат «сенатора» — тоже), а Чалый со своими кандидатами праздновал триумф и был единогласно избран «главой заксобрания».

Павел Лебедев

Фото: РБК Украина

Павел Лебедев

Отношения Чалого с Меняйло не ладились. Общность с интересами г-на Лебедева, а также давнее знакомство двух экс-военачальников играли свою роль, а меркантильность и осязаемость решаемых имущественных вопросов была куда более интересной чем стратегические планы с бизнес-привкусом Чалого и Николаева. В итоге: в 20-х числах марта 2016-го Алексей Чалый подал в отставку с поста «главы заксобрания», мотивируя это невозможностью диалога с «администрацией» и лично Меняйло. И стал рядовым депутатом. Впрочем, уже в конце июля 2016-го — аккурат в День ВМФ — указом Путина был уволен с должности и Сергей Меняйло. Таким образом, Кремль рассчитывал «обнулить» противостояние во власти города-героя, поставив «и.о. губернатора» экс-замминистра экономического развития РФ Дмитрия Овсянникова. Но план провалился.

Последний и решительный бой?

Первые месяцы пребывания Овсянникова в Севастополе якобы знаменовали возрождение союза Чалого и «администрации». Во всяком случае, новый назначенец проявил больше интереса к идеям Чалого. Но снова вмешались силы извне: Павел Лебедев благодаря мощному финансовому ресурсу занял прочное место в правлении Российского союза промышленников и предпринимателей — такого себе «профсоюза олигархов», что обеспечило ему выходы во многие высокие коридоры и кабинеты. Да и связи в окружении Сергея Шойгу никуда не делись. Собственно, противостояние Лебедева и Чалого проявилось уже в сентябре 2016-го на «выборах в Госдуму»: официально, теперь уже от «Единой России» баллотировался Дмитрий Белик, связанный бизнес-интересами с Лебедевым, а в прошлом возглавлявший земельную комиссию Севастопольского горсовета (понятно, какие интересы и связывали его с Лебедевым).

Овсянников ( в центре) во время визита на Инкерманский завод марочных вин

Фото: crimeapress.info

Овсянников ( в центре) во время визита на Инкерманский завод марочных вин

От Чалого и Партии роста Титова был выдвинут Олег Николаев, в этот расклад попытался вмешаться экс-командующий Черноморским флотом и глава комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов от КПРФ, однако материальный ресурс сделал свое дело. Благодаря бренду «Единой России» и привязке его к образу Путина, Белик победил, однако Николаеву удалось получить почти 25 % голосов. Главным же политическим ходом команды Чалого после этих событий стало проведение через «заксобрание» «закона» о всенародных выборах «губернатора Севастополя». И для Овсянникова это стало не самым лучшим сюрпризом, вместо сугубо чиновничьей работы теперь пришлось заняться публичным имиджем.

В течение 2017-2018 годов шли «позиционные бои»: Лебедеву удалось войти в союз с Овсянниковым, а Чалый так и остается самым рейтинговым политиком Севастополя без реальных рычагов влияния на ситуацию.

Впрочем, секрет рейтинга Чалого прост: он говорит лозунгами, а в реальной исполнительной власти он пробыл всего месяц в марте-апреле 2014-го. И потому в глазах севастопольцев с их особым взглядом на реальность через призму бинокля Чалый является защитником интересов Севастополя от посяганий «понаехавших с материка» россиян.

Конфликт «исполнительной» и «законодательной» ветвей «власти Севастополя» сейчас находится в самой активной фазе. Доходит до таких поворотов: одним из последних решений Овсянников расширяет муниципальный телеканал, который является официальным каналом «администрации», а разместить его необходимо именно в помещениях «заксобрания», которое должно сократиться. Или: в результате проверки после трагедии в ТРЦ «Зимняя вишня» в Кемерово, «администрация» вынесла предписание и собирается закрыть ТРЦ «Муссон» в Севастополе, принадлежащий Чалому.

ТРЦ 'Муссон' в Севастополе

Фото: Крым.Реалии

ТРЦ ‘Муссон’ в Севастополе

Портреты крымской «власти». Силовики

Можно спрогнозировать программу-максимум Чалого: стать «главой заксобрания», а потом убедить Путина назначить Николаева «и. о. губернатора». Его мечта — превратить Севастополь в витрину достижений России — разбилась о реальность. И потому, что это априори невозможно при оккупации, и потому, что руководству страны это просто ни к чему — расширять военную базу куда логичнее для государства-агрессора. В конце концов, Алексей Чалый, как глубоко советский по мышлению человек, должен был с самого начала понимать, что как ни собирай этот велосипед — все равно получится автомат Калашникова.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK