Рефат Чубаров: «Наша идея – не выделять Севастополь особо»

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Конституционная комиссия подготовила изменения в Основной Закон Украины для усиления статуса крымскотатарского народа. Среди предлагаемых новшеств – норма о том, источником особого статуса Крымской автономии является право крымскотатарского народа на самоопределение. Впрочем, принятие этих изменений, похоже, отложено далеко «на потом». И это обстоятельство очень беспокоит лидеров Меджлиса, добивающихся закрепления статуса крымскотатарского народа с первых дней украинской независимости.

О том, как действует Меджлис в условиях оккупации Крыма, о судебных исках с целью вернуть незаконно отобранное Россией имущество, а также о попытках Кремля склонить на свою сторону лидеров крымских татар читайте в интервью Анне Стешенко из LB.ua председателя Меджлиса крымскотатарского народа, народным депутатом Рефатом Чубаровым.

«Мы призываем, чтобы крымские татары, несмотря ни на что, не покидали Крым»

Чуть более месяца назад состоялась конференция делегатов Курултая, насколько она было представительной?

Курултай нашего народа это выборный институт крымскотатарского народа, который имеет статус высшего представительного органа крымских татар. Мы избираем делегатов Курултая, в ходе прямых тайных выборов, голосований. И в последний раз такие делегаты в Курултай избирались в 2013 году. В 2018 году должны были состояться выборы нового созыва Курултая крымскотатарского народа, но мы не можем выполнить эту процедуру, потому что невозможно провести свободные выборы в условиях российской оккупации Крыма. Поэтому в этой ситуации мы созвали конференцию делегатов. Конференцию, потому что в условиях временной оккупации Крыма, проблематичен приезд на материковую часть Украины всех делегатов Курултая.

Начиная с тех, кто просто опасается за последствия, и завершая теми, для которых выезд – это практически первый шаг для того, чтобы впоследствии вышвырнули из Крыма. Поскольку они отказались получить российские паспорта, и как только они пересекают «границу» при возвращении домой, их отмечают, а затем включается процедура отсчета времени нахождения на российской территории». У нас такие прецеденты уже были.

На состоявшейся конференции делегатов Курултая мы определили дальнейшие задачи и формы деятельности делегатов Курултая, Меджлиса крымскотатарского народа, местных органов национального самоуправления. Делегаты приняли заявление о продолжении ими своих полномочий, вплоть до создания условий, когда возможно будет эти полномочия сложить. Эти условия могут создаться лишь тогда, когда будут проведены выборы в новый Курултай, а выборы могут проводиться только лишь в Крыму.

Сколько всего делегатов Курултая?

248 делегатов. К сожалению, 6 человек за этот период, умерли. На состоявшейся конференции было более 80 делегатов.

Участники Курултая в Киеве, 12 ноября 2018.

Фото: Макс Левин

Участники Курултая в Киеве, 12 ноября 2018.

Известно, что несколько делегатов переметнулась на российскую сторону. Как много таких людей?

У нас таких людей – мизерное количество. Участники конференции также приняли заявление, в котором зафиксировали персонально таких коллаборантов.

А насколько вообще сегодня дееспособна система Меджлиса и Курултая в условиях оккупации Крыма россиянами?

Уже два года как Меджлис крымскотатарского народа запрещен российскими оккупантами. Такое решение было принято сперва незаконными судами российской оккупационной власти. А потом оно было подтверждено Верховным судом РФ. И поэтому мы можем говорить о том, что судьба Меджлиса определялась судебной системой страны-агрессора. Несмотря на то, что в апреле 2017 года решением Международного суда ООН России было предписано незамедлительно отменить решение о запрете деятельности Меджлиса, создать условия для возобновления его деятельности, в частности, отменить запреты на въезд-выезд лидерам Меджлиса и его членам, которые преследуются оккупационными органами, Россия не выполнила это решение, как и многие другие.

Разумеется, вследствие российской оккупации Крыма, мы были вынуждены перебазировать практически всю деятельность Меджлиса на материковую Украину. И поэтому можно говорить о том, что теперь основная часть нашей работы разрабатывается и реализуется из Киева. Понятно и то, что оккупация Крыма Российской Федерацией заставила нас кардинально изменить приоритеты и направления в деятельности Меджлиса. Сегодня главенствующими, для нас чрезвычайно важным направлениям является взаимодействие с органами государственной власти Украины. То есть, собственно координация всех наших действий со всеми органами власти. Начиная от высших представительных, законодательных органов. И второе направление, это наша внешнеполитическая деятельность.

Во время Курултая в Киеве, 12 ноября 2018.

Фото: Макс Левин

Во время Курултая в Киеве, 12 ноября 2018.

По вашим оценкам, сколько крымских татар осталось в Крыму?

По статистическим данным накануне оккупации, можно было говорить, что 13-14% от всего населения Крыма составляли крымские татары. В цифрах – это около 300 тыс. человек. Официальная статистика того времени утверждала о 285-287 тыс. Но мы знали, что всегда был какой-то люфт, порядка 7-10 тыс. людей, которые находились в состоянии оформления гражданства Украины.

Крымские татары делают все возможное, чтобы остаться жить в Крыму. Разумеется, и Меджлис крымскотатарского народа стоит на этой позиции: мы призываем, чтобы крымские татары, несмотря ни на что, не покидали Крым. Иногда в соцсетях можно увидеть, как крымские татары выясняют отношения, спрашивая друг друга: «Почему ты уехал из Крыма? Почему ты покинул Крым?». Скажу вам честно, что переезд из Крыма именно в момент его оккупации осуждается среди крымских татар.

Но, разумеется, жизнь намного сложнее, чем мы можем себе представить. Часть людей были вынуждены покинуть Крым. Особенно, если человек чувствует какую-то опасность. Поэтому мы насчитываем порядка 20-ти тыс. крымских татар, которые вынужденно покинули Крым после аннексии РФ. Замечу, что основная часть из покинувших Крым, это молодежь. Молодые люди не желают учиться в университетах и ВУЗах оккупированного Крыма. Тем более, юноши не желают служить в российской армии.

Россия пытается как-то изменить идентичность крымских татар?

Русские создали специальный ТВ-канал, который формально называют «крымскотатарским общественным каналом». Но процент вещания на крымскотатарском языке на этом канале не превышает 10-15 %. Остальное все передачи транслируют на русском языке. И это канал даже просто по стилю напоминает «Первый канал» России и НТВ.

Фото: Макс Требухов

«У россиян, особенно у политиков, действительно, очень деформированное представление о других народах»

Похоже, что россияне не совсем осознавали, кто такие крымские татары, когда аннексировали Крым. Потому что в первое время присылали в Крым главу Татарстана для переговоров. И предлагали, чтобы именно казанский телеканал вещал в Крыму, подменяя собой крымскотатарский. Они не понимали разницы между казанскими татарами и крымскими.

У россиян, особенно у политиков, действительно, очень деформированное представление о других народах. В том числе, это чувствуется по отношению к крымским татарам. Они не понимают, что это абсолютно разные народы, с разной историей и с ментальностью совершенно иной. Но русские этого себе не представляют.

Правда, что президент Татарстана Рустам Минниханов предлагал вам в обмен на признание аннексии возглавить Верховный совет Крыма?

Нет, это происходило немного по-другому. Просто я напомню, что меня не пустили в Крым 5 июля 2014 года. Я выезжал тогда для участия в парламентской ассамблее ОБСЕ в Баку. И на обратном пути мы провели выездное заседание Меджлиса в Херсонской области. Тогда надо было поговорить «без лишних ушей». Когда мы возвращались, меня уже не пустили в Крым. То есть, практически до начала июля 2014 года я находился в Крыму. И вот то, о чем вы говорите, это все было в первые недели вторжения российских войск. Путину было очень важно, чтобы именно в тот момент, когда весь мир был в шоке, показать в публичном поле, что все без исключения в Крыму одобряют действия России в Крыму.

Они же пытались показать, что в Крыму – эйфория, и что даже крымские татары тоже с ними. Они пытались показать некую такую красивую мозаику: «Россия спасает Крым». И россиянам не хватало только одного пазла – крымскотатарского. Им очень было важно это успеть сделать до принятия основных решений. В период где-то с конца февраля и до 11 марта, я трижды встречался с Миннихановым. Он лично прилетал в Крым. В последний раз прилетал 29 марта, когда мы созвали внеочередную сессию Курултая крымскотатарского народа.

Разговоры с ним проходили как в присутствии членов Меджлиса и его свиты, так и один на один. Но я сразу хочу заметить, что я прекрасно понимаю, когда люди по жизни подлые, а когда подневольны и выполняют чужое задание. И поэтому даже сейчас, по прошествии стольких лет, я не в обиде на Рустама Миниханова. Я просто понимал, что он играет ту роль, которую ему поручил Кремль. При этом и он осознавал, что порученная ему Москвой задача невыполнимая.

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров и президент Татарстана Рустам Минниханова (справа) в Симферополе, 5 марта 2014.

Фото: idelreal.org

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров и президент Татарстана Рустам Минниханова (справа) в Симферополе, 5 марта 2014.

Поэтому все эти разговоры, которые мы вели даже один на один, они были абсолютно, ну как бы, выдержанные в формальном таком стиле. Хотя мы обращались друг к другу «брат». И да, на одной из таких наших встреч, это было под утро 11 марта, он мне сказал, что имеет полномочия передать мне следующее предложение. А именно, если я вместе с депутатами фракции «Курултай-Рух» в Верховной Раде АРК придём на сессию 11 марта, где планировалось формировать правительство Крыма, то крымские татары могут рассчитывать на ведущие позиции в его составе.

При этом он добавил, что в его полномочиях также передать мне, что я могу претендовать на одну из должностей: это или председатель Верховной Рады Крыма или постоянный представитель президента России в Крыму. По его словам, они готовы были отдать одну из этих должностей мне. Такое было.

Я ему в ответ сказал: «Давай лучше поговорим, как сохранить должность президента Татарстана». Тогда он засмеялся и добавил: «Опять ты за свое». Правда, после этого он сразу стал серьезным. Он сказал мне: «Ты не понимаешь того, что ты сейчас отвергаешь. Это возможность для целого народа. Для вашего народа. Ты человек известный. Даже если у тебя будут здесь какие-то проблемы, потом ты выпрямишься, уйдешь, ну типа уедешь, а народ останется. И ты не понимаешь, что это последняя площадка последнего вагона».

Позже, уже 29 марта 2014 года, когда мы созвали в Бахчисарае внеочередную сессию Курултая крымскотатарского народа, он пытался убедить меня, чтобы в принимаемых документах содержалось бы указание на то, что Крым находится в составе России. Тогда ситуация уже была тяжелая. Состоялся так называемый референдум. Украинские воинские части организовано выводились из Крыма. ФСБ и все остальные карательные органы уже начали показывать зубы. Вокруг меня и моих товарищей круглосуточная слежка и сопровождение. Меня всячески пытались уверить, что возможно покушение. Так вот, тогда он мне сказал, что сейчас на Курултай смотрит вся Россия и было бы хорошо, если бы мы объявили самоопределение в составе РФ. Им очень нужен был наш, крымскотатарский, пазл.

Фото: krymr.com

У Меджлиса в Крыму отобрали немало имущества.

Процесс наглого изъятия чужого имущества в Крыму состоялся в первый год и особенно в первые месяцы аннексии. Но потом, видимо, в Москве опомнились. Потому что украинские предприятия уже пошли в международные суды. Тогда все говорили о Коломойском, о его имуществе в Крыму, но ведь там ещё было очень много других собственников, у которых изъяли движимое и недвижимое имущество. А это десятки, сотни миллионов долларов.

Поэтому теперь, когда в Крыму говорят о национализации, то уже все понимают, что за это придется нести ответственность. В отношении имущества Меджлиса, то я думаю, что оглашение идеи о его национализации было больше политическим действом. Хотя то, что они его до конца изымут, в этом сомнений никаких нет.

В какую сумму вы можете оценить все это имущество и будете ли судиться с Россией за него?

Над этим работают юристы с руководством Благотворительного Фонда «Крым». Мы также взаимодействуем с МИД Украины. Судиться однозначно будем. Теперь наш МИД подаст дополнительные документы, поставит вопросы в связи с тем, что РФ вместо исполнения решения Международного суда ООН от 19 апреля 2017 года по отмене запрета деятельности Меджлиса, принимает дополнительные меры, которые вообще делают невозможной нашу деятельность. В том числе, из-за изъятия нашей собственности.

Российские оккупанты изъяли также земельный участок в центре Симферополя, на котором мы планировали строительство крымскотатарского культурного центра, в котором могли бы разместиться национальная библиотека, архив крымскотатарского движения, галерея для проведения различных выставок, кинозал, офисы Меджлиса и различных общественных организаций. Этому очень долго противодействовали городские власти Симферополя. Могилев, он тогда был председателем Совета министров Крыма, открыто выступал против крымскотатарского культурного центра под видом надуманных претензий. Чтобы там начать строительство, мы выкупили, по сути, руины. Как только появились российские оккупанты, они эти руины назвали историческими. Якобы это дом Арента, был такой деятель в Симферополе. Но ведь вместо дома остались буквально три стены, которые нельзя сохранить, нельзя было сделать даже частью нашего центра. Но оккупанты под эту идею забрали у нас это место. Хотя на его подготовку к строительству уже было потрачено более миллиона долларов.

Фото: vesti-ukr.com

«Левочкин говорит: «Мы вас размажем». Говорю: «Размазывайте!». И отключил телефон»

Давайте теперь поговорим о статусе Меджлиса в Украине.

Сегодня у нас есть Постановление ВР Украины «О Заявлении Верховной Рады Украины о гарантии прав крымскотатарского народа в составе Украинского государства», где прописан статус и статус Меджлиса крымскотатарского народа, в том числе.

Этим Постановлением Украинское государство наконец-то признает Меджлис крымскотатарского народа в качестве исполнительного органа Курултая крымскотатарского народа и Курултай как высший представительный орган крымскотатарского народа.

Этого, разумеется, недостаточно. Но мы помним, как с 1991 по 2014 год государство избегало вопроса об определении статуса Меджлиса крымскотатарского народа. Это объяснялось многими причинами. Но подавляющее большинство этих причин, конечно, надуманные, искусственные. Думаю, что это просто в целом отражало отношение такое к крымским татарам: подозрение, недоверие. Лишь 18 мая 1999 года Президент Украины Леонид Кучма издал Указ «О Совете представителей крымскотатарского народа, в преамбуле которого указывалось, что создание Совета обусловлено, в числе других причин, также «невизначеністю правового статусу Меджлісу, обраного Курултаєм кримськотатарського народу».

То есть, там четко признаются, что статус не урегулирован именно с точки зрения права. Как бы дается намек, что тут надо что-то решать. В этот Совет Указом Леонида Кучмы были введены наши представители. И, наверное, Кучме надо сказать спасибо. Я тогда помню, как Владимир Горбулин тоже тогда очень жестко выступил, поддержав Кучму. Потому что Александр Ткаченко, был в то время председателем ВР Украины, и Грач — тогда был председателем ВР Крыма, и они категорически отговаривали Кучму. Мы тогда все вместе сидели за одним столом у Кучмы в администрации. И тогда Горбулин жестко сказал: «Подождите, мы собрались и обсуждаем Меджлис. Мы это делаем, потому что он есть. Потому что эти люди в состоянии принимать решения. Потому что мы вынуждены с ними считаться? Да. Ну тогда быть такому указу», – говорил он.

Когда же пришел Янукович, мы впервые с ним встретились в мае. Я думаю, что это было 10-11 мая 2010 года. На встрече был Мустафа Джемилёв, я, покойный Джарты, Левочкин и сам Янукович. Можете себе представить, какие там настроения царили.

Председатель Совета министров Крыма Василий Джарты и президент Виктор Янукович

Фото: bagnet.org

Председатель Совета министров Крыма Василий Джарты и президент Виктор Янукович

При Януковиче все отыграли обратно? У Януковича тогда эйфория была?

Да, была эйфория. Мустафа-агъа как всегда говорил медленно и очень тихо. Он сразу сказал Януковичу, что крымские татары не голосовали за него. «Мы призывали всех наших соотечественников не голосовать за вас. Но вас избрало большинство населения. Учитывая, что мы представители народа крымских татар, все, что касается Крыма, крымских татар, мы с вами готовы обсуждать и будем работать как с президентом Украины. Но мы будем оставаться на своих позициях и придерживаться разных политических взглядов», – подытожил Мустафа-агъа.

Янукович тогда сразу спросил: «Почему вы так сразу говорите, что будете отстаивать другие политические взгляды? Давайте, я вам предложу такое. Переходите к нам во фракцию. И все у нас будет получаться», – сказал Янукович. Мустафа-агъа опять очень тихо сказал, что никогда не меняет взгляды и не приемлет, когда политики перебегают из лагеря в лагерь. Когда мы вышли с той встречи уже на улицу, и за нами закрылись двери, я сказал Мустафа-агъа, что они нам объявили войну.

В августе 2010 года в Симферопольском университете быол назначено совещание с председателями госадминистраций Юга Украины. И Крыма, естественно. Джарты тогда очень старался, а Янукович рассматривал это мероприятие как какой-то партийно-хозяйственный актив.

Накануне мероприятия нам сообщили, что после этого «партактива», на котором мы тоже должны присутствовать, Янукович хочет с нами встретиться. Мы напомнили, что ещё при Кучме был создан Совет представителей крымскотатарского народа. Давайте и при вас продолжим его работу. Тогда я созвонился с Левочкиным. Он уже был в Крыму, и я поехал к нему. Я сейчас не помню, какой это был санаторий, но мы с ним проговорили несколько часов. Тогда я его пытался убедить, чтобы нельзя разрушить совет, чтобы они этого не делали, ведь после этого будет полный разрыв. Левочкин говорил, что это не совсем от него зависит. Но я и сегодня уверен, что это он сделал. Ну, по крайней мере, это была его идея. Они решили изменить принцип формирования состава Совета: если раньше в его состав входили лишь члены Меджлиса крымскотатарского народа, то теперь, членов Совета определяли в Администрации Президента. Таким образом, они извратили саму суть Совета представителей крымскотатарского народа.

Но вернёмся к разговору с Левочкиным. Расставаясь, я ему сказал, что если наши требования не будут выполнены, то Мустафа-агъа и другие члены Меджлиса не придут на совещание, созываемое Януковичем. Левочкин этому очень удивился. Даже растерялся. Но, думаю, не поверил…

Фото: Макс Требухов

Утром следующего день мы на всякий случай собрались в офисе Меджлиса. Несколько человек, Мустафа-агъа и члены Президиума Меджлиса. Перед началом совещания мне звонит Левочкин и говорит: «А вас нет в зале?» Я говорю: «А вы же так и не позвонили, вы ничего не сказали, в каком формате состоится встреча Януковича с крымскими татарами. Определитесь, что встречаетесь с Меджлисом крымскотатарского народа, тогда мы и придем». И Левочкин говорит тогда: «Ну мы вас тогда размажем». Говорю: «Размазывайте!». И отключил телефон.

Интересно, когда началось то совещание, Янукович там после каких-то формальных процедур, начал выступать и говорить, каким будет Крым, какие будут инвестиции. То есть у него была хорошо подготовленная речь. И в какой-то момент он, видимо, вспомнил о крымских татарах, обратившись к залу: «И здесь сидит Мустафа… Я правильно говорю, Мустафа?». А Мустафы же нет в зале. И тут к нему подходит Левочкин и что-то на ухо шепчет. И Янукович просто багровеет.

После у нас, конечно же, началось прямое противостояние с Януковичем. Он переформатировал Совет представителей крымскотатарского народа, в котором было 19 человек, из которых лишь 8 членов Меджлиса, включая меня и Мустафа-агъа. Разумеется, мы бойкотировали дальнейшую работу такого Совета. Янукович же постоянно давил на Джарты. Мол, разберись там с крымскими татарами, совсем распоясались. Джарты мне рассказывал об этом. Джарты, естественно, был очень предан Януковичу. Но в то же время, он, уже работая в Крыму, понимал, что войдет в жесткий конфликт с крымскими татарами, но то некоторые лелеемые им и его командой программы могут просто объективно быть под угрозой. Джарты просто нужен был бесконфликтный Крым, потому что они правдами и неправдами пытались вовлечь в экономику полуострова какие-то деньги. Да, и чем больше им удалось бы привлечь денег, тем больше у них был откат. То есть, они на этом работали. Так работала тогда вся власть в Украине.

«Я до сих пор уверен, что наша власть не применила все возможные меры, которые могли бы остановить аннексию Крыма»

Как вы оцениваете взаимодействие с властью, пришедшей после Майдана? Турчинов успел вообще встретиться с вами?

Да, я приезжал к нему. В начале апреля 2014 года я был два дня здесь, в Киеве, потом два дня в Турции. Здесь я встретился с Турчиновым, с Яценюком. Если помните, тогда Турчинов, будучи председателем Верховной Рады Украины, одновременно исполнял обязанности Президента Украины. А Яценюк был председателем Кабмина. И мы были очень откровенны в ходе этих встреч. Турчинов тогда честно сказал: «Мы сейчас вам никак практически не можем помочь. И делайте так, чтобы просто не ставить под риски свой народ». Но я до сих пор уверен, что наша власть не применила все возможные меры, которые могли бы остановить аннексию Крыма.

Активисты держат крымскотатарский и украинский национальные флаги во время митинга у здания крымского парламента в Симферополе, 26 февраля 2014.

Фото: EPA/UPG

Активисты держат крымскотатарский и украинский национальные флаги во время митинга у здания крымского парламента в Симферополе, 26 февраля 2014.

Когда мы встретились в начале апреля в кабинете у Турчинова в Верховной Раде Крыма, ко всему прочему, я ему сообщил, что не исключается моя встреча с Путиным. Для обсуждения вопросов безопасности жителей Крыма. Поскольку тогда мы получали очень много противоречивой и очень угрожающей информации. Сейчас я могу допустить, что некоторая информация до нас доносилась целенаправленно, чтобы нами манипулировать, спровоцировать на некие действия. Вот тогда мне Турчинов и сказал, что помочь крымским татарам в создавшейся ситуации ничем не может, но считает, что встреча с Путиным может также быть использована против меня и крымских татар.

Спровоцировать на какие действия?

Спровоцировать на действия или подтолкнуть к решениям, которые могли бы русскими выставлены как угрозы. Поскольку из разных источников нам передавали, что, мол, русские разрабатывают специальные планы — устраивают провокацию с участием крымских татар. То, что нам доходило, выглядело очень страшно. Например, запускают информацию, что крымские татары вырезают несколько русских семей. Запускают все это в эфир. Потом «находят» этих убийц. Понятно, что они оказываются крымскими татарами. Каким образом? Как? Просто находят каких-то маргиналов или привозят таких, дают им документы. Пойди потом разберись, кто есть кто…

А затем власть позволяет, если не организовывает, массовые погромы крымских татар. Наши все поселки в Крыму, как правило, компактные и открытые. По их сценарию, спровоцированные конфликты должны были привести к гибели сотен людей. И через два дня туда вступают уже русские войска. Наводят «порядок». И как говорил один наш источник, параллельно они создают «гуманитарные» коридоры на материковую Украину. Оккупанты как бы говорят: «Кому не нравится, уходите!». А люди уже чувствовали эту ситуацию. Старики, пережившие депортацию, вновь собрали вещи.

Это был мартовский сценарий параллельно с референдумом. В разных интерпретациях эта идея озвучивалась и в последующие после референдума месяцы…

У нас была такая идея, чтобы на встрече с Путиным я эту угрозу озвучил. А любая озвученная публично угроза как бы перестает быть таковой.

Фото: EPA/UPG

Ну вы ведь не поехали в итоге к Путину? То есть и этот страшный сценарий, благо, не реализовали?

Не поехали. Я не поехал, потому что они хотели меня туда привести одного. А я поставил условия, что со мной еще должно быть два человека, и они на это не согласились. Плюс, думаю, что уже и Путину это было не нужно. Международное сообщество, в представлении Путина на то время, «проглотило» незаконную аннексию Крыма. Он переключился на Восток Украины.

То есть когда он понял, что не будет сопротивления, в том числе и со стороны украинских властей?

Да. В том числе.

Президент Петр Порошенко вам помогал?

Наш выбор Порошенко – абсолютно искренний и абсолютно осознанный. Потому что он был единственный из заметных украинских политиков, кто проявлял хоть какую-то реакцию в отношении Крыма. Остальных мы не видели.

Порошенко, уже будучи президентом, распорядился, чтобы все министерства, которые по своим полномочиям занимаются Крымом, взаимодействовали с Меджлисом. Самое важное, что есть общее понимание о необходимости внесения изменений и дополнений в Конституцию Украины в отношении Крыма. Раньше любые наши попытки поговорить о судьбе крымских татар, воспринимались, как желание укрепиться и отсоединиться. Как желание, скажем, за счет других, которые живут в Крыму.

«У нас затормозился процесс з принятием изменений»

Сейчас эта идея изменения Конституции обсуждает всерьез, а не воспринимается в штыки?

Да, но с другой стороны, у нас затормозился процесс с принятием этих изменений. И это меня беспокоит. Как известно, Конституционная комиссия, костяк которой составляют известнейшие украинские юристы и ученые, создала рабочую группу из 25 человек во главе с профессором Владимиром Буткевичем. За год рабочая группа наработала изменения и дополнения к разделу 10 Конституции Украины в части Автономной Республики Крым. И мы выписали те статьи, которые, с нашей точки зрения, направлены на то, чтобы усовершенствовать статус Крыма с точки зрения учета и права его коренного народа.

Какие конкретно изменения?

Например, у нас есть статья 134, которая сегодня звучит таким образом. «АР Крим є невід´ємною складовою частиною України і в межах повноважень, визначених Конституцією України, вирішує питання, які віднесені до її видання». Мы предлагаем: «Кримська автономія в межах кримського півострова є невіддільною складовою України, що здійснює повноваження, визначені Конституцією України. Джерелом особливого статусу кримської автономії є право кримськотатарського народу на самовизначення як корінного народу в Україні».

Замечу, что название «крымская автономия» – рабочее, оно тоже будет голосоваться комиссией в итоговом варианте. Но главное, что в этой статье прописана сущность крымской автономии.

Фото: Макс Требухов

Там еще есть одна деталь. Этой фразой вы, фактически, убираете особый статус Севастополя.

Да, именно так! Классно, ведь? И это тоже наша идея – не выделять Севастополь особо. Ее поддерживают очень многие конституционные эксперты, но не поддерживают некоторые политики.

Какие ещё новации предлагаются?

«Представницьким органом Кримської автономії є Кримська Рада» (читает документ, – LB.ua). До складу Кримської Ради входять 100 депутатів. Депутати Кримської Ради обираються на вільних виборах, на основі загального рівного і прямого виборчого права, шляхом таємного голосування, громадянами України, які мають право голосу та проживають в автономії. Депутатом Кримської ради може бути обраний громадянин України, який має право голосу і проживає в Україні протягом останніх 5 років. До складу Кримської Ради входять 34 представники кримськотатарського народу як корінного народу України. Особливості обрання депутатів і представників кримськотатарського народу визначає закон. Тобто — одна третина».

Что касается исполнительной власти?

Есть отдельная статья: «Вищим представницьким самоврядним органом кримськотатарського народу є Курултай, який формує Меджліс кримськотатарського народу. Порядок формування представницьких самоврядних органів кримськотатарського народу і порядок здійснення ними повноважень, згідно з цієї Конституцією, визначається законами України». То есть ребята, вы можете и имеете право, как коренной народ, иметь свои самоуправляющиеся органы. Но порядок формирования представительных органов закрепляется законами Украины. Это мы предусмотрели, чтобы просто сбалансировать и избежать спекуляций с клонированием подобных органов. Высшим органом исполнительной власти в автономии, является крымское правительство. Председатель крымского правительства назначается на должность и освобождается от должности Крымским советом по согласованию с Президентом Украины. Особенности формирования и деятельности Крымского Совета и крымского правительства по вопросам, отнесенным к их компетенции, определяется Конституцией Украины, законами Украины и Конституцией крымской автономии.

По сути, изменения к Конституции подготовлены, но, как вы говорите, процесс затормозился. В чем именно? Кто его тормозит?

К этим изменениям мы еще подготовили еще два закона – «О статусе крымскотатарского народа» и «О коренных народах Украины». Мы считаем, что эти законы, эти проекты, отвечают сразу на ряд вопросов, которые могут возникнуть даже у членов Конституционной комиссии. Мы уже давно были готовы их обсудить. Честно говоря, я не знаю причин того, почему этого до сих пор не произошло. Я на себя брать роль арбитра не хочу. Я просто вам объясню, какие здесь есть нюансы. У нас до сих пор председатель конституционной комиссии – Владимир Гройсман. Я переговорил с ним, и он сказал, что готов участвовать в заседании Комиссии. Естественно, я говорил с Президентом. Он сказал: «Хорошо, я все услышал. Давайте, назначаем заседание». Но до сих пор я не знаю, почему его не назначают.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK