Как Крым торгует в обход санкций. Несколько примеров

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Журналист Андрей Паливода написал для издания LB.ua статью о том, как крымские компании обходят санкции. Ниже приводим полный текст этого материала.

Оккупационные власти Крыма предпринимают максимум усилий, чтобы продемонстрировать, что ставший частью России полуостров, якобы не является полностью дотационным регионом и даже способен выступать в качестве субъекта международной торговли. Получается неважно. Но и Украина не смогла полностью блокировать демонстративные проявления крымской самостоятельности.

Оккупированный Крым находится на иждивении России. По словам российского экономиста Сергея Алексашенко, за последние 5 лет Россия потратила на Крым 1,5 трлн рублей на социальные выплаты и вложения в инфраструктуру (это все федеральные расходы на образование за 2 года, на здравоохранение за 3 года). При этом, из-за последующих после оккупации санкций Россия попала под международные санкции и оказалась в изоляции, что привело к технологическому отставанию. Рост экономики России из-за этого почти остановился и составил 2%, в то время как мировая экономика выросла на 19%; снизился уровень жизни граждан на 11%; из России эмигрировали около 3 млн человек; произошёл раскол в обществе и значительно усилились репрессии. А отток капитала из России составил 318 млрд долларов – и это только официально, по данным Центробанка.

Но даже находясь под санкциями власти оккупированного полуострова умудряются выстраивать новые механизмы международной торговли — в большинстве случаев серые и полулегальные. Они позволяют отправлять на экспорт производимые в Крыму товары, получая взамен хоть какие-то деньги. И хотя с момента начала оккупации торговый оборот Крыма многократно упал, сегодня он растет – пусть и оставаясь все еще очень далеко от показателей 2013 года.

Цифры торговли: сравнение

До российской оккупации Крым был активным участником международной торговли – его внешнеторговый баланс превышал $2,2 млрд, а число стран-партнеров превышало сотню. Однако после оккупации санкции, введенные США, Евросоюзом и другими странами мира, радикально сократили товарооборот оккупированного полуострова – как и число импортеров крымской продукции.

Уже в 2014 году внешнеторговый оборот Крыма по сравнению с 2013 годом сократился почти в 10 раз и составил, по разным оценкам, от $232,1 млн до $253,9 млн. В 2015 году этот показатель стал еще меньше – порядка $216,7 млн. Объем внешней торговли Крыма в 2016 году в сравнении с 2013 годом сократился в 14 раз – до всего лишь $155 млн. При этом количество внешнеторговых партнеров уменьшилось с 94 в 2013 году до 57 (для Крыма) и 43 (для Севастополя) в 2016-м.

При этом еще надо различать внешнюю торговлю в целом и экспорт крымской продукции. Сегодня, по приблизительным оценкам, показатель экспорта с трудом достигает $100 млн. После присоединения к России основными торговыми партнерами Республики Крым стали страны СНГ, а среди них на 99% – Россия. Также из Крыма товары поставляются в КНР, Турцию, Индию, Румынию и Болгарию.

В абсолютном большинстве случаев, говоря про внешнюю торговлю Крыма, мы говорим про «серые» торговые схемы. То есть не откровенно криминальные, и это не торговля запрещенными товарами, – но в обход существующих норм и правил, со значительной коррупционной составляющей.

Самое главное: крымские предприятия не могут продать свои товары напрямую в другие страны. Соответственно, на первом этапе они поставляются в материковую Россию, там «легализуются» (часто оформляются как продукция местных производителей) и только после этого реализуются за рубеж. Как результат, их учитывает не крымская таможня, а таможенные посты других субъектов РФ. Отсюда и разнобой в цифрах реального экспорта, представляемых различными оккупационными структурами.

Если же говорить о структуре крымского экспорта, то в нем самое большое место занимают машины, оборудование и транспортные средства. Это широкий спектр товаров, включающий все – от судостроения до приборостроения. Например, завод «Фиолент» изготавливает и продает в другие страны электроинструменты, фирма СЭЛМА – сварочное оборудование. Наиболее заметные статьи экспорта – трансформаторы, выпрямители переменного тока, катушки индуктивности, провода и кабели.

На втором месте по объемам продаж – продукция химической промышленности. На экспорт пытаются работать заводы-гиганты Северного Крыма. Относительно успешным, правда, можно назвать только «Крымский Содовый завод». Он в больших количествах выпускает и экспортирует кальцинированную соду (около 2% мирового производства). Также в этом сегменте заметен экспорт дубильных материалов.

На третьем месте в структуре экспорта – продовольственные товары и аграрное сырье. По данным, которые публикует оккупационная администрация Крыма, хозяйства полуострова продают в страны Ближнего Востока пшеницу и ячмень, в Беларусь и Украину – выловленную рыбу, в Таджикистан и Туркмению – шоколад. В Сирию, Египет и Пакистан поставляет свою продукцию Крымская макаронная фабрика. В 2016-м она получила сертификат «халяль» – то есть ее продукция соответствует нормам шариата и правоверные мусульмане могут беспрепятственно употреблять ее в пищу.

По тем же данным администрации, крымские производители продают в Украину безалкогольные напитки и этиловый спирт. Подает признаки жизни и винодельческая отрасль. Массандра периодически поставляет небольшие партии продукции в Беларусь и Китай.

Наконец, небольшие объемы экспорта из Крыма составляют ткани, текстильные изделия и обувь, черные металлы и плоский прокат из них.

В разные годы после оккупации географическая структура внешней торговли Крыма выглядела по-разному. Понятно, что львиная доля продаж идет в Россию, но оккупационные власти эту торговлю не учитывают как международную. По данным крымской таможни (тоже очень противоречивым), на первом месте по объемам покупки товаров крымского производства оказывается то Китай, то Украина, то Турция. В меньших объемах крымскую продукцию покупают Индия, Беларусь, Казахстан, Таджикистан, Индонезия и Египет, и даже Великобритания.

Перспективы торговли Крыма при продолжении оккупации

Пока, к сожалению, нет близких и очевидных перспектив освобождения Крыма от оккупации. Так что приходится просто оценивать то, что есть.

Чтобы смягчить действие международных санкций и способствовать экономическому развитию присоединенной территории, власти РФ с 2015 года провозгласили «Республику Крым» свободной экономической зоной. Это означает, что на ее территории действуют особые нормы налогообложения и госконтроля – и на торговлю они тоже распространяются.

По российскому законодательству, свободная экономическая зона (СЭЗ) – территория с особыми таможенными процедурами, предполагающим размещение и использование товаров в пределах СЭЗ без уплаты таможенных пошлин, налогов, без применения мер нетарифного регулирования в отношении иностранных товаров и без применения запретов и ограничений в отношении товаров из стран ЕАЭС. Также участники СЭЗ получают льготы по строительству и землепользованию, налогообложению, уплате налогов и пошлин.

Важно учитывать логистические особенности Крыма после его оккупации. Сухопутные перевозки (ж/д и автомобильные) через территорию Украины заблокированы, единственный и очень ограниченно возможный к использованию вариант – построенный недавно Крымский мост. Но и по нему до сих пор не запущено железнодорожное движение. А возможно, уже и не будет запущено – не случайно, наверное, недавно было восстановлено паромное сообщение Керчь-Кавказ.

С другой стороны, по морю Крым достаточно комфортно может обмениваться грузами не только с РФ, но и с Турцией, Болгарией, Румынией. Небольшое для морских перевозок расстояние позволяет сократить сроки транзита, обработки грузов и стоимость перевозок. При этом ситуация с морской торговлей с Россией для Крыма немного странная: тарифы на перевозку товаров в Крым и из него выше, чем в среднем по территории РФ. Это связано с тем, что объем грузов, поступающих на территорию полуострова, намного больше, чем исходящих. А значит, приходится «гонять порожняк», что влечет дополнительные расходы.

Далее в планах российской оккупационной администрации – строительство грузового порта в районе мыса Тарханкут, а также модернизация шоссейных дорог и ж/д путей на полуострове. Но вряд ли это произойдет, если не будут сняты санкции, существенно ограничивающие экспортные возможности полуострова.

Неэффективная блокада

После оккупации Крыма правительство Украины приняло решение закрыть крымские порты, а к владельцам кораблей, которые их посещают, должны применяться международные санкции. Общее падение грузооборота довольно быстро привело к параличу Евпаторийского, Ялтинского и Феодосийского портов. Их не помогает загрузить работой даже сообщение с Россией. В рабочем состоянии остается только Севастопольский порт и, конечно, Керченский – основной путь из РФ в Крым.

По некоторым оценкам, с 2014 года Крым на 90-95% потерял морскую составляющую. Вопрос только в том, какую роль здесь сыграла именно блокада вкупе с санкциями, а какую – общее падение экономики полуострова. В любом случае, в крымские порты полностью перестали ходить суда из Украины. Суда из других стран, заходящие в порты полуострова, исчисляются несколькими сотнями в год. Однако на 80% это суда из РФ.

К сожалению, попытка организации морской блокады Крыма оказалась успешной лишь частично. Уточним: по действующему законодательству, заходом в порты аннексированного Россией Крымского полуострова судовладельцы, капитаны и экипажи судов совершают преступление, предусмотренное статьей 332-1 УК Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины». Согласно нормам закона, члены экипажа судна, находящиеся на его борту, попадают под административную и уголовную ответственность за незаконное групповое пересечение границы и нарушение порядка въезда на оккупированную территорию. Рядовые члены экипажа могут отделаться штрафами от 100 до 300 необлагаемых минимумов (1700-5100 грн) или административным арестом на срок до 15 суток. В свою очередь, судовладельцу и капитану судна грозит лишение свободы на срок от трех до пяти лет с конфискацией судна.

Тем не менее, порты Крыма посещают несколько сотен судов разных стран в год. Кроме российских, это в основном суда под флагами Турции, Румынии и Болгарии. Также РФ приглашает на крымские маршруты суда, принадлежащие владельцам из «проблемных» государств, таких как Ливан, Сирия, Египет и Ливия. Украина же из-за катастрофической нехватки собственных боевых кораблей и противодействия российского ВМФ просто не в состоянии перехватывать корабли-нарушители на морских трассах.

Сегодня в крымский морской «черный список» внесено несколько сотен морских судов под флагами 33 стран, замеченных в осуществлении грузовых и пассажирских перевозок в порты оккупированного Крыма. Однако арестовать удалось лишь несколько судов, капитаны которых имели глупость после Крыма зайти в материковые порты Украины. Самые известные случаи – аресты турецкого балкера Kanton и румынского сухогруза Sky Moon.

Правоохранители Украины, а также фонд «Майдан иностранных дел» ежедневно мониторит кто и когда зашел в крымские порты. Как только судно-нарушитель «засветится» в украинских территориальных водах – его, по идее, сразу должны задержать. Однако так происходит нечасто, и суда-нарушители продолжают ходить в крымские порты, не приближаясь к портам материковой части Украины.

Украина по дипломатическим каналам старается полюбовно договориться со станами, откуда в Крым ходят корабли. Так, посол Украины в Турции Андрей Сибига рассказывал LB.ua, что власти Турции прекратили мошеннические схемы нелегального захода судов в порты оккупированного Крыма — некоторые судовладельцы, несмотря на официальный запрет турецких властей, сознательно обманывали морскую администрацию: выключали оповещения о местонахождении судов, подавали команду «SOS» лишь бы порт принял их, осуществляли махинации с документацией о посещении предыдущего порта и прочее.

«Теперь же суда в обязательном порядке должны подавать ответ на вопрос морской администрации: «находились ли вы в портах Крыма?». Соответствующее решение Палаты судоходства Турции №635/2017 о введении такой процедуры появилось после встречи президентов двух стран, Петра Порошенко и Реджепа Эрдогана», — добавил Сибига.

Или «включить» разного рода международные механизмы, которые позволили бы требовать ареста кораблей-нарушителей морской блокады в любой точке земного шара. Но это очень непросто, так как в каждом случае потребуется решение международного суда, а получить его – долго и сложно. Во-вторых, те же черноморские страны – Турция, Румыния, Болгария, – хотя на словах и поддерживают территориальную целостность Украины, в реальности часто закрывают глаза на правонарушения своих судовладельцев – ведь торговля с Крымом выгодна для их экономики.

Через Беларусь

Аналогично международной торговле фирм, работающих в «ДНР-ЛНР», в международной торговле Крыма задействована Республика Беларусь. Возможно, не так активно. Однако, например, в сентябре прошлого года украинские правоохранители раскрыли схему поставок электротехнического оборудования на территорию Украины из Крыма через Беларусь. Речь идет о компании «Таврида Электрик Украина», которую контролирует идеолог «крымской весны», бывший «народный мэр» Севастополя Алексей Чалый.

Прежде, при Януковиче, «Таврида Электрик Украина», изначально зарегистрированная в Крыму, имела представительства в Киеве и Днипре. Позднее – перерегистрировалась в Киеве, а брат Алексея Чалого Михаил основал представительство «Тавриды» в России. Только в 2015 году Украина ввела персональные санкции против Алексея Чалого, в 2018-м – против Михаила.

Сегодня уже известно, что оборудование для энергосетей поставлялась через две компании – российское «Научно-производственное объединение Таврида Электрик», зарегистрированное в Республике Марий Эл, и минское ЗАО «Энергоинжиниринговые решения». В частности, через Беларусь в Украину поставлялись пружины сжатия, пресс-формы для литья пластмассовых деталей, компоненты типовых комплектов для коммутационных аппаратов, электрические изоляторы, изделия из резины, детали из стали для коммутационных модулей. В большинстве случаев конечными получателями продукции «Тавриды» были украинские облэнерго.

По словам следователей, с августа 2014-го по март 2018-го «Таврида Электрик Украина» легализовала 50,68 млн гривен (почти $2 млн), полученных преступным путем. При этом вполне вероятно, что ЗАО «Энергоинжиниринговые решения» использовалось «втемную». Эта компания с уставным капиталом менее чем в $500, по официальным данным, вообще не занимается торговыми операциями. Она проектирует и строит энергетические объекты, участвует в проектировании и реконструкции электроподстанций в ряде российских и белорусских городов.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK