Почему не состоялась Республика Крым? Мнение Андрея Васильева

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Несмотря на то, что текст ниже опубликован в российском медиа и написан с использованием принятой в России терминологии по отношению к Крыму, редакция «Диктофона» приняла решение о его републикации. Текст скопирован с сайта «Регион. Эксперт». Автор — известный крымский политолог и публицист Андрей Васильев.

В феврале исполнилась 5-летняя годовщина событий 2014 года, по итогам которых Крым был присоединен к России.  Однако мне хотелось бы напомнить более давний февраль, который чуть было не увенчался подобным результатом.

Четверть века назад, 4 февраля 1994 года, принял присягу первый и последний президент Крыма Юрий Мешков. Его программа, предусматривавшая создание «независимой республики в союзе с другими государствами бывшего СССР», получила поддержку 73% избирателей. Спустя два месяца сторонники президента взяли на выборахв крымский парламент большинство мест. Однако прошел всего лишь год и Киев отменил Конституцию Крыма, пост президента и перевел полуостров в режим ручного управления. При этом «защищать» республику на площади в Симферополе и Севастополе вышло лишь несколько десятков человек. Попытка создания крымской государственности завершилась провалом. Как и почему это произошло? Была ли тогда вообще возможной суверенная Республика Крым?  

Номенклатурный проект

Как и во многих других союзных республиках, отцами крымской государственности стали бывшие коммунистические бонзы во главе с секретарем обкома КПСС Николаем Багровым. В 1991-93 годах местной номенклатуре удавалось разыгрывать сложную партию, шаг за шагом добиваясь уступок от Украины и параллельно укрепляя свою власть на полуострове.

Торгуясь со старшими украинскими товарищами, Багров запугивал их радикальными сепаратистами, требовавшими не только полной независимости полуострова, но также смены элит, экономических реформ и демократизации общественной жизни.  При этом в противостоянии с ними крымская власть готова была опереться на поддержку Киева, демонстрируя ему свою лояльность.

Результатом компромисса между Киевом и Симферополем стало принятие в 1992 году Конституции Республики Крым и серии законодательных актов ВР Украины, закрепивших за региональной номенклатурой право распоряжаться землей, собственностью и собираемыми на территории полуострова налогами.  Однако жители Крыма не получили от этого сговора элит ровным счетом ничего. Вкупе с экономическим кризисом, вызванным развалом СССР, от которого «всесоюзная здравница» пострадала особенно сильно, это вызвало разочарование номенклатурным проектом крымской государственности.

Ирредентизм

Его вовсю использовали представители Республиканского Движения Крыма. Формально сохранив лозунг о предоставлении Крыму независимости, они пошли на выборы 1994 года, назвав свой блок «Россия».

В своей агитации лидеры блока предлагали избирателям рассматривать независимость как временный переходный этап, необходимый для подготовки дальнейшего объединения с РФ. Сделать это предполагалась через включение полуострова в рублевую зону и создание единого экономического пространства, что по сути подразумевало активное участие россиян в приватизации госсобственности.

Реакция Киева на победу блока «Россия» не заставила себя долго ждать. К 1995 году в украинской столице пришли к выводу, что тактика компромиссов не принесла желаемого результата. Вместо нее киевские власти стали методично увеличивать давление на Симферополь. РФ же тогда готова была оказывать пророссийским сепаратистам лишь моральную поддержку, поскольку уже сама боролась за свою «территориальную целостность» в первой чеченской войне.  

Роль личности

Но не только политика Киева стала причиной острого политического кризиса, приведшего к краху республики. На менее значимой была и роль вождей крымской ирреденты. Юрий Мешков по своему складу характера оказался человеком, не способным занимать президентский пост. Уже через несколько месяцев он вдрызг разругался с большинством своих соратников, которые стали обвинять его в бонапартизме и авантюризме.

В сентябре 1994 года Мешков объявил о роспуске Верховного Совета Крыма, несмотря на то, что большинство мест в нем контролировал блок «Россия». Вдохновляясь примером Бориса Ельцина, крымский президент не учел, что у него нет Таманской и Кантемировской дивизий. В ходе конфликта обе стороны активно апеллировали к Киеву, рассчитывая на его помощь и ослабляя собственную легитимность.

Заручившись поддержкой украинских властей, крымские депутаты во главе с Сергеем Цековым, ограничили полномочия президента и дали согласие на своеобразную «династическую унию» с Украиной, отдав региональное правительство под непосредственный контроль свата президента Леонида Кучмы Анатолия Франчука. Таким образом, Киеву удалось запустить процесс демонтажа крымской государственности, причем сделать это руками самих ирредентистов.

Конфликт Мешкова и Цекова, невыполнение ими своих обещаний и поэтапная капитуляция перед Киевом, прикрываемая политической демагогией, спровоцировали обвал рейтинга блока «Россия». Бывшие сторонники больше не верили своим кумирам и не хотели их поддерживать. На выборах в местные советы в 1995 году РПК и другие партии, входившие в блок, потерпели сокрушительное поражение.

Украинский унитаризм

Впрочем, не будь неудавшейся ирреденты 1994-95 годов, маловероятно, что Киев продолжал бы придерживаться компромисса, достигнутого ранее с крымской номенклатурой. С момента обретения Украиной независимости ее элиты делали ставку на унитарную модель.

В ней существование Крыма как «правового, демократического, светского государства в составе Украины» (цитата из Конституции Крыма, в редакции сентября 1992 года) не представлялось возможным. Даже ограниченная крымская автономия, позже закрепленная в Конституции Украины, казалась оксюмороном. Поэтому ликвидация Республики Крым украинскими властями, резонно рассчитывавшими на международную поддержку, было лишь вопросом времени. Тем более, что жители полуострова не чувствовали общности своих судеб.

Нет народа – нет государственности

«Советские крымчане» стремились назад в СССР. «Россияне» жили надеждой на воссоединение с Россией. «Крымские украинцы» (не только в этническом, но и в гражданском смысле), считая Крым частью Украины, и вовсе с подозрением относились к самой идее крымской государственности.

Для крымских татар, вернувшихся на родину после полувекового изгнания, мечтой стало воссоздание национальной автономии. Их лидеры настаивали на том, что только коренные народы Крыма (крымские татары, караимы, крымчаки) имеют право на самоопределение, предлагая закрепить в Конституции их особый статус.

Таким образом, понятие «народа Крыма», который принятая в сентябре 1991 года Декларация о суверенитете объявляла «носителем суверенитета и источником государственной власти», так и осталось кабинетным проектом.

В крымской Конституции 1998 года эту формулировку по требованию Киева заменили на «граждане Украины, проживающие в Крыму», устранив даже намеки на какую-либо особую субъектность крымчан.

Ресурсозависимость

Крым всегда был беден ресурсами, и это также стало одной из немаловажных причин, по которым независимая республика так и не состоялась. Вода, электроэнергия, топливо, кредитные средства – все это в значительной степени поступало из-за Перекопа.

Вся степень зависимости стала понятна в ходе событий 2014-2016 годов, когда разрыв экономических связей с Украиной чуть было не вызвал на полуострове гуманитарную катастрофу. Чтобы не допустить ее, российским властям пришлось выделить сотни миллиардов рублей для спешного создания новой инфраструктуры жизнеобеспечения полуострова в рамках особой федеральной целевой программы.

Ни тогда, ни сейчас Крым не располагал такими средствами, и не мог вытянуть столь масштабные проекты без внешней помощи, которой тогда не было.

Неудачные реформы

Чтобы наполнить бюджет и для проведения экономических реформ, в мае 1994 года Юрий Мешков пригласил команду московских экономистов во главе с Евгением Сабуровым. Они намеревались превратить Крым в финансовый и оффшорный центр для стран бывшего СССР, взяв за основу кипрскую модель. Предполагалось создать условия для привлечения инвестиций, снизить налоги, ввести свободное хождение рубля, начать приватизацию.

Однако в условиях роста напряженности в отношениях с Киевом и перманентного взаимного конфликта местных ветвей власти, эти инициативы с самого начала были обречены на неудачу. Против московских реформаторов выступили и депутаты Верховного Совета Крыма. За ними стояли местные экономические и криминальные кланы, опасавшиеся «пролететь» мимо дележа госсобственности, если он будет проходить под контролем москвичей.

Мафия

О роли мафии в крахе крымской государственности стоит сказать отдельно. После прихода к власти блока «Россия» взрывы и перестрелки, убийства криминальных авторитетов и похищения политиков стали нормой в Крыму. Вместо обещанного «Кипра» он быстрыми темпами превращался в «Сицилию». Каждый мафиозный клан имел своих представителей в Верховном Совете Крыма и стремился поставить под контроль правительство. Внутриполитическое противостояние на полуострове середины 1990-х вполне можно рассматривать через призму разборок местных ОПГ.

Ситуацию усугублял конфликт между Киевом и Симферополем за контроль над силовыми структурами, из-за чего их деятельность на некоторое время оказалась парализованной.

Именно поэтому, когда в марте 1995 года украинские власти, упразднив республиканский статус Крыма, переместили на полуостров более тысячи сотрудников МВД, включая спецназ и оперов, обыватель облегченно вздохнул с надеждой, что криминальной вакханалии положен конец.

«Остров Крым» прекратил свое существование, так и не став реальностью. И нынешнее «замещение населения» выходцами из регионов РФ лишь подтвердило этот исторический результат.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK