Как россияне инвестировали в аннексированный Крым. Пересказ лонгрида Медузы

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

Издание «Медуза» из Латвии работает для российской аудитории. Вчера оно рассказало историю о частных инестициях из России в Крым после захвата полуострова в феврале-марте 2014 года. Статья называется «Кто вам сказал, что здесь российские законы?» и подписана именем Степана Пожидаева, других статьей этого автора поиск по сайту не выдает.

Что это за истории?

Первая история — злоключения москвича Дениса Смоленцева и его различных бизнес-партнеров. Сперва Смоленцев собирался поставлять щебень на строительство крымских дорог, затем занялся производством пластиковых труб водоснабжения, но все равно подумывает вернуться в Россию.

По словам Смоленцева, только среди его знакомых и друзей около 20 человек приехали в Крым, вдохновившись новыми возможностями. И все уже уехали, кто-то сразу, а кто-то сначала закопав здесь крупные суммы. «Пару лет назад мне сказала одна крымчанка — она, кстати, уехала в Москву — интересную фразу: „Не один из ваших, материковых, обломал ноги об крымские камни“. Тогда я смеялся, а сейчас часто вспоминаю ее», — говорит бизнесмен.

Московский предприниматель Денис Смоленцев (справа) и его крымский партнер по заводу полипропиленовых труб Руслан Кравченко
Московский предприниматель Денис Смоленцев (справа) и его крымский партнер по заводу полипропиленовых труб Руслан Кравченко
Вторая история — крымский провал Алексея Чехранова из Владивостока. То он по безналу поставлял грузчиков, то перерабатывал шины в резиновую крошку и клепал резиновое покрытие для детских площадок. Теперь хочет делать из мусора заборы и лавочки, но уже не в Крыму — в России.
«С Севастополем связался, ужасные контракты, сметы непосчитанные. Какое слово вставить вместо „на ********“ [кое-как], не понимаю? Ставят в такое положение, сроки поджимают, в деньги не вписываешься. Я взял [подряды на] десять площадок, должен был заработать два миллиона — вместо этого потерял порядка шести».
Третья история — пьянящий воображение примервинодела Павла Пестова, который сперва взялся выращивать виноград для инвестора из Москвы, а затем затеял собственное производство вина на мощностях севастопольского завода «Золотая балка», вино он растит на арендованных у крымчан землях. Развернуться виноделу мешает нехватка земли, которая в Крыму легко достается российским олигархам. Например, владельцу компании Alma Valley (возможно, это глава ВТБ Банка Андрей Костин), а также новому владельцу захваченных украинских компаний «Новый Свет» и «Массандра» Юрию Ковальчуку, главная должность которого — друг президента РФ Владимира Путина.
В радужных тонах рассказ о бизнес-переселенцах из Ростова-на-Дону в Крым Андрее и Ирине Носыревых. Впрочем, это история другого рода — семья Носыревых начала инвестировать в полуостров еще в украинские времена в 2013 году. Они построили ферму на 60 коз недалеко от Алушты, делают сыр.
«Мы вне политики, просто занимаемся тем, что любим», — говорит Ирина. На горе Демерджи не видно, чей Крым — турецкий, русский или украинский. А виднеющиеся руины крепости Фуны средневекового государства Феодоро напоминают о его жителях — виноделах, говоривших на готском и греческом языках, и временах, когда рядом уживались готы, аланы, греки, черкесы, караимы, армяне.
Бывший директор петербургского казино «Конти» Сергей Татко сперва хотел открыть отель в Крыму, потом гнать вино, остановился на выращивании мидий.  Мидии-то он выращивать начал, но землю у моря для их переработки не получил.
«Все относятся ко мне, мол, я богатый москаль. Меня уже и оккупантом называли — и кем только не называли, — говорит Татко и грустно улыбается. — Самое неприятное, что именно здесь эта тематика, — мол, богатые москали придут, и мы их оберем — конъюнктуру рынка портит вообще во всем».
Сергей Татко (на фото ниже) не планирует уезжать из Крыма, хотя своим петербургским друзьям настоятельно рекомендует на полуостров даже не соваться: «У меня была идея поставить в Питере баннер: „Забудьте ехать в Крым с инвестпроектами. Путин здесь не хозяин. Его поручения и законы здесь не работают“».
Сергей Татко — бывший директор крупнейшего петербургского казино, который пытается стать в Крыму «мидийным королем» (но пока не очень успешно)
Россиянин Владимир Корсун в своей стране выпускал сырок «Дружба», а на захваченном полуострове собирался основать предприятие для изготовления козьего сыра. Не вышло. О причинах рассказывает глаа одного из союзов крымских предпринимателей Юрий Айрапетян:
«Глава малюсенького района умудрился застопорить весь проект — он не готов был выделить под проект землю. Представляете, мне глядя в глаза, он говорит: „А кто вам сказал, что здесь российские законы действуют?“
Самая забавная история — попытка питерской компании создать на базе захваченного украинского Конструкторского бюро радиосвязи в Севастополе (в народе называется «Одеколон» — одно из самых высоких зданий города недалеко от ТЦ Муссон) технопарк для айтишников. Исполнительный директор компании-инвестора «ИТ-Крым» Олег Ковалев оказался разочарован работой российской фактической власти города.
«Мы просим их даже не помощи — вопросы, которые они должны решать, решить хотя бы даже в положенные сроки. А такая помощь, когда на четыре месяца вопрос завис… Тут уж начинаешь думать, не стоит ли поменять регион. Дальше начинаешь анализировать другие регионы и понимаешь, что там, пожалуй, даже и теплее. Не с точки зрения температуры за окном, а с точки зрения инвестиций и комфорта для бизнеса».
Заканчивается история рассказом об усадьбе Гартенталь в 20 км от Симферополя. Усадьбу в немецком стиле построили еще при украинских властях. После захвата Крыма Россией ее владелец Игорь Огородник уехал в Австралию. Его сын уехал в Киев. Усадьба осталась на племянника, который запустил дела. Сейчас ею управляет арендатор Александр Дьяченко и его партнеры-субарендаторы.
Один из тех, кто пока только присматривается к аренде площадей в усадьбе — крымчанин Михаил Глагола. Он рассказывает, как встретил перемену флага над полуостровом.
«Я бизнесмен, и для меня это была супернепонятная история. Если по-честному, в плане бизнеса она нам была не нужна». На тот момент Глагола владел двумя ночными клубами в Симферополе. Оба пришлось закрыть и продать практически сразу после событий 2014 года: «Резко ценовая политика взлетела. С Украины заблокировали поставку продуктов, начали поставлять с материка — ценник подскочил в три-четыре раза. Если литр молока стоил 20 рублей, то вдруг стал стоить 80–100 рублей, буквально за два месяца. Люди перестали ходить в клубы, им это стало не по карману».
Впрочем, сегодня Глагола уже развивает другой бизнес — наружную рекламу.
Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK