Джемилев о кандидатах от Меджлиса в Раду

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

На всех парламентских выборах кандидаты от Меджлиса крымскотатарского народа традиционно шли в списках одной партии. Собственно, нардепами удавалось стать лишь двоим: Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову. На предстоящих выборах в Верховную Раду крымскотатарские имена появились сразу в нескольких списках.

Глава Меджлиса Рефат Чубаров баллотируется от партии Игоря Смешко “Сила и честь”. Мустафа Джемилев, а также зампредседателя Меджлиса Ахтем Чийгоз пойдут по спискам “Европейской солидарности” Петра Порошенко. Первый замглавы Министерства информационной политики Эмине Джеппар оказалась в первой тройке “Украинской стратегии Гройсмана”. В список партии “Голос” Святослава Вакарчука вошли исполнительный директор компании ASTEM, делегат Курултая крымскотатарского народа Рустем Умеров и координатор “КрымSOS” Тамила Ташева.

О том, почему было принято такое решение и чего ждать дальше, главред QHA media Рустем Халилов говорили с лидером крымских татар, народным депутатом Мустафой Джемилевым. Dictaphone приводит текст интервью полностью ниже.

Почему было принято решение штурмовать парламент в списках разных партий?

На этих выборах наша задача – обеспечить прохождение как можно больше наших кандидатов в депутаты Верховной Рады, которые главным образом – это больше всего нас волнует – будут заниматься вопросом деоккупации Крыма. И конечно, поддерживать курс, выбранный при пятом президенте Петре Порошенко, на евроатлантическую интеграцию.

Поскольку одна политическая сила не может при всем своем желании взять достаточное для нас количество депутатов в свою проходную часть, мы решили что можно представить своих кандидатов и в другие политические силы, чьи программы и видение будущего страны не противоречит нашим воззрениям.

Сейчас, видимо, будем иметь двух кандидатов от партии Порошенко, одного в партии “Сила и честь” Смешко, двое – в “Голосе” Вакарчука. Кроме того – Эмине Джеппар в первой пятерке (Гройсмана, — ред.). Ещё у нас Гаяна Юксель в Партии зеленых – перспективы прохождения у нее незначительные, но тем не менее.

Я думаю, как минимум, у нас будет пять депутатов, а может быть и больше.

Ставили ли партии, в свою очередь, вам какие-то условия за то, что они принимают депутатов в свой состав?

Нет, никаких условий они не ставили, потому что наши политические воззрения, наше видение давно всем известно.

Наоборот, мы ставили. Когда мы давали своих кандидатов в другие партии, мы выясняли их точку зрения по отношению к будущему в вопросе деоккупации Крыма, в вопросе восстановления крымскотатарской национальной автономии.

Еще одно существенное наше условие: что эти партии не будут в ходе предвыборной кампании резко выступать против тех партий, где находятся наши кандидаты. Например, когда мы с Гройсманом говорили, мы об этом договорились. То же самое и со Смешко, то же самое и с Вакарчуком.

Уточню: чтобы сами партии не выступали друг против друга?

Да, например с Гройсманом у меня был такой разговор: если вы будете против Порошенко, то мы тоже вынуждены будем как-то отвечать, а это ни в ваших, ни в наших интересах. С этим согласились. Сказали, что если будут какие-то противоречия, то они будут не в прессу говорить, а в лицо своему оппоненту.

Как предполагается координировать будущих депутатов? Может, создание межфракционного объединения…

Мы думали, что может быть создано межфракционное объединение, и туда войдут не только крымские татары, но и другие депутаты. Мы их не афишируем, но они тоже, скажем, наши выдвиженцы. И кроме того, те депутаты, которые разделяют (наши стремления, — ред.), а таких много, наверное, войдут в это межфракционное объединение.

Также мы полагаем подписать какое-то соглашение между всеми нашими депутатами о координации наших действий именно в вопросе деоккупации, восстановления наших законных прав.

А партия “Слуга народа”?

Они тоже предложили одно место в своем списке, но предложили человека, который находится уже в другом списке – я не буду уточнять фамилии. У нас не было возможностей для дальнейших переговоров.

Скорей всего, у нас будет встреча с ним (президентом Зеленским, — ред.) уже после того, как они проведут свой съезд. Мы, очевидно, будем уже говорить о наших кандидатах в исполнительные структуры власти.

Получается, если люди, выдвинутые Меджлисом, не входят в партию Зеленского, то вполне возможно, что в следующем созыве они окажутся в оппозиции.

Когда стали известны итоги президентских выборов, я говорил, что мы, скорее всего, будем в оппозиции, но в конструктивной оппозиции. Это означает, что мы не будем радоваться провалам, злорадствовать, а будем делать всё, чтобы исправить как-то, внести свой вклад. Потому что никому не нужен хаос в нашей стране – это только на руку врагам.

Зеленский сам первый сказал, что не будет общего иметь с прежней структурой власти. Ну коль скоро ты оппозицией нас назвал… Но мы не настроены, так скажем, воевать с властью: мы хотим сотрудничать, мы хотим внести свой вклад в укрепление нашего государства, восстановление его территориальной целостности.

Известно ли, кто станет уполномоченным президента по делам крымскотатарского народа?

Этот вопрос опять-таки, видимо, будем обсуждать с Зеленским. Я уже заявил, что желательно, чтобы это был человек молодой и более динамичный.

Я бы хотел, чтобы уполномоченный был не только по крымскотатарской проблеме, но вообще в целом завели уполномоченного по Крыму. От нас. Потому что мы коренной народ, а Меджлис крымскотатарского народа сегодня в Крыму единственная легитимная с точки зрения украинского законодательства структура.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK