Почему нельзя снимать «водную» блокаду Крыма. Мнение Игоря Соловья

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

 

Колонка Игоря Соловья впервые вышла на сайте Обозреватель, мы копируем ее тут без правок:

Разговоры о снятии блокады Крыма — не новость в информационном пространстве.

Они вбрасываются с периодичностью раз в несколько месяцев российскими или оккупационными властями Крыма. Или даже украинскими политиками-экспертами — в последний раз отметился Леонид Кравчук в мае 2019, посоветовав Зеленскому снять из Крыма все блокады, связанные с жизненно важными ресурсами.

Сейчас заявление о необходимости переговоров о допуске воды из Днепра в Крым сделал «заместитель председателя Совета министров — постпред Крыма при президенте РФ» Георгий Мурадов. И не надо быть провидцем, чтобы спрогнозировать: скоро этот стон поддержат пророссийские политики, прошедших в Верховную Раду Украины.

Поэтому учитывая очередную активизацию таких заявлений хочется предупредить политиков и общественность, почему снимать экономическую блокаду (в том числе — пускать воду в Крым) нельзя.

Во-первых, стоит напомнить, что толчком для введения экономической блокады Крыма стало начало массовых задержаний крымских татар и других проукраинских активистов на оккупированном полуострове. Напомните, разве репрессии в Крыму прекратились?

Во-вторых, в сентябре 2015 году в Крым шел поток продовольствия, промышленных и строительных материалов сотнями фур ежедневно – они доставлялись как жителям полуострова, так и в участвовавшие в оккупации военные части РФ.

Мало того, в то время в Крыму существовала свободная экономическая зона (СЭЗ) и там работали пункты перегрузки украинских товаров с последующим вывозом их в РФ. Таким образом, Крым превратился еще и в контрабандный хаб.

Таким образом, блокада стала крупнейшей экономической санкцией Украины против России за оккупацию своей территории.

Точную стоимость удорожания Крыма для оккупанта посчитать сейчас трудно: нужно знать сколько точно Кремль вложил в электрификацию, перестройку рынков, насколько выросли цены, во что обошлось ускорение строительства Керченского моста и обеспечение российских военных частей. Но точно речь может идти о миллиардах долларов.

Крымские татары с самого начала поддерживали блокаду – они считают, что чем дороже Крым будет обходиться России, тем быстрее он вернется в Украину.

Попытки снять блокаду Россия осуществляла с самого начала ее введения. Для этого вкидывался месседж «блокада вредит мирным людям», который пдхватывался в Украине пророссийскими политиками, лояльными им СМИ и экспертами. Однако, ответ на это прост: отделить товары для населения от товаров для оккупантов – невозможно. И снимая блокаду на поставку электроэнергии, воды и товаров Киев начнет напрямую поддерживать оккупанта, решать (а не усложнять) его проблемы по содержанию оккупированной территории.

А ответственность за оккупированную территорию несет страна-оккупант.

Тем более, блокаду снять невозможно физически – ее вводила не власть, не президент Порошенко, а организовал Меджилис крымскотатарского народа при поддержке украинских патриотических организаций. Поэтому если будет такая попытка уже новой власти, то она столкнется с общественным сопротивлением всей Украины. Что неизбежно вызовет внутриполитический кризис.

Внешнеполитический аспект

Если Украина запускает в Крым воду, снимая тем самым блокаду, и начинает торговать с оккупированным ее врагом территорией, то мировые страны вполне резонно могут задать вопрос: «Если вы не соблюдаете санкций в отношении Крыма, то почему тогда мы должны содержать санкции? Простите, мы тоже страдать не будем». И это будет означать конец режима мировых санкций.

Так что снятие блокады Киевом будет де-факто признанием российской оккупации.

Готова ли новая власть в Украине взять на себя такую ответственность?

 

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK