Как российский суд нарушает права и свободы крымчан

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK

В Южном окружном военному суде в российском Ростове на Дону прошло 26-е заседание по так называемому «Второму бахчисарайскому делу Хизб ут-Тахрир». Процесс над группой крымских татар, которых российская ФСБ в Крыму обвинила в терроризме, примечателен не только признанной многочисленными правозащитными организациями политической направленностью дела, но также нарушениями основных прав и свобод фигурантов. Подробнее об этом — в тексте LB.ua, который мы приводим ниже.

Просроченные сухпайки

В сухом пайке, который выдается СИЗО обвиняемым для участия в суде, имеется свинина. Адвокаты фигурантов неоднократно обращали внимание на этот факт, как и на тот факт, что их подзащитные — мусульмане. Однако в середине февраля ситуация с питанием ухудшилась. На фотографии сухого пайка, сделанной 19 февраля, отчетливо была видна дата окончания срока годности — 14 февраля 2020 года. После обращения к суду и внимания прессы Ростовское СИЗО, обеспечивающее едой фигурантов дел, начало перекладывать содержимое сухпайков в обычные полиэтиленовые пакеты.

— Наших подзащитных кормят как минимум сомнительной пищей. О горячей еде даже говорить не приходится, да и сухпайки просроченные. После того, как мы в суде об этом заявили, администрация СИЗО не нашла ничего лучше, как убрать упаковку, пересыпать содержимое упаковки в полиэтиленовые пакеты, чтобы скрыть дату, срок хранения этих сухпайков, — рассказывает адвокат Назим Шейхмамбетов.

Назим Шейхмамбетов выступает на ежемесячном собрании правозащитной инициативы Крымская СолидарностьФото: Эскендер Ганиев, Назим Шейхмамбетов выступает на ежемесячном собрании правозащитной инициативы Крымская Солидарность

Фигуранты “Второго Бахчисарайского дела” как правило отказываются есть такие сухпайки, опасаясь нанести вред своему здоровью. При том, что вывозят их из СИЗО около 7 утра, до завтрака, а возвращают в камеры уже после ужина, около 10 вечера.

— Таким образом, созданы условия, при которых права наших подзащитных грубо нарушаются. Право на питание, по сути, это право на жизнь. Это статья 3 Европейской конвенции по защите прав человека, — говорит Шейхмамбетов.

По словам адвоката, суд отказывается реагировать на такие действия сотрудников СИЗО, мотивируя это тем, что решение вопросов с питанием находится вне его компетенции.

Медицинские справки без осмотра

Рассматривать “Второе Бахчисарайское дело” по существу Южный окружной военный суд начал в декабре 2019 года. С февраля 2020 года заседания проходят 5 дней в неделю, начинаются они как правило в 10 утра а заканчиваются в 6 вечера. У большинства фигурантов дела после более чем двухгодичного содержания в СИЗО заметно ухудшилось состояние здоровья, однако уже около месяца у них нет возможности обратиться за медпомощью.

— На одном из заседаний подсудимому Тимуру Ибрагимову стало плохо из-за того, что он не ел. У него скорее всего был скачок давления. Мы обращались к суду, чтобы можно было вызвать скорую, и наши подзащитные тоже делали такие обращения. Однако все наши требования остались без внимания. Суд ответил, что решение данного вопроса находится не в его компетенции.

Адвокат Лиля Гемеджи также заявляет об ухудшении зрения у фигурантов.

— Проблемы со зрением практически у всех — это и Тимур Ибрагимов, который как раз таки инвалид по зрению, и Эдем Смаилов, которому необходимо менять диоптрии в очках на более сильные, и у Сервера Мустафаева начинаются проблемы со зрением. Из-за плотного графика судебных заседаний они уже месяц пропускают ежедневные часовые прогулки в СИЗО и по сути не видят солнечного света, а в камере у их глаз нет возможности фокусироваться на объектах на разном расстоянии, из-за этого мышцы глаза слабеют и зрение ухудшается, — рассказала Лиля Гемеджи.

Лиля ГемеджиФото: krymr.com, Лиля Гемеджи

В ответ на жалобы об ухудшении состояния здоровья суд и СИЗО начали в начале каждого судебного заседания предоставлять справки об удовлетворительном состоянии здоровья фигурантов. Однако эти справки вызывают сомнения у адвокатов обвиняемых крымских татар.

— Мы спросили у суда о том, когда же был проведен медосмотр наших подзащитных, если их вывозят из СИЗО рано утром до завтрака. Однако суд не узрел в этом никаких нарушений или не засомневался в справке и тех сведениях, которые в ней указаны, — говорит Лиля Гемеджи.

По словам обвиняемых крымских татар, никакого медицинского осмотра они в Ростовском СИЗО не проходили.

— Спросив у своих подзащитных, мы узнали, что их никто не осматривал в СИЗО. И эти справки непонятно на чем основаны. Как можно судить о состоянии здоровья, не обследовав? Из всего этого следует, что суд приобрел ярко выраженный обвинительный уклон, — добавляет Шейхмамбетов.

Сон или Суд

Остро стоит перед адвокатами и их подзащитными вопрос подготовки к судебным заседаниям. Время посещения в СИЗО Ростова — жестко регламентировано, и очередь, как правило, адвокат должен занимать с раннего утра. Как раз в это время подзащитных вывозят из СИЗО, поэтому единственное место, где адвокат может поговорить с подзащитным и согласовать с ним свою позицию — это зал суда.

— Адвокат фактически не может попасть в СИЗО из-за плотного графика судебных заседаний. А в судебном заседании при так называемом конфиденциальном общении клиента со своим подзащитным обязательно присутствует конвой, который контролирует все, что мы можем передать друг другу, подписать и так далее. Все бумаги, имеющие адвокатскую тайну — становятся доступными для конвоя, в связи с тем, что согласно своим инструкциям они проверяют передачу данных бумаг, — говорит Лиля Гемеджи.

Подсудимым приходится готовиться к заседаниям ночью, чтобы днем участвовать в судах.

— Когда начался допрос секретного свидетеля, мой подзащитный Сервер Мустафаев был на заседании с красными от отсутствия сна глазами, я наблюдала за ним в течении всего дня, он при каждой малейшей возможности старался лечь поспать. Когда суд объявлял перерыв, я наблюдала, что он клал голову на плечо другому фигуранту дела — Мемету Билялову, и таким образом пытался хоть немного поспать. То есть он фактически всю ночь готовился к судебному заседанию, и на самом судебном заседании ему естественно не хватает сил для полноценного участия и реализации права на защиту, — рассказывает Лиля Гемеджи.

Фото: Эскендер Ганиев

Справка

11 октября 2017 года подконтрольное РФ ФСБ по Крыму провело обыски и арестовало шестерых крымских татар. По мнению российской ФСБ, Салиев Сейран, Асанов Марлен, Ибрагимов Тимур, Зекерьяев Сервер, Белялов Мемет, Аметов Эрнес являлись членами организации «Хизб ут-Тахрир», запрещеннной в России, но легально действующей в Украине. 21 мая 2018 года по подобным обвинениям были арестованы ещё двое крымских татар — координатор правозащитной инициативы Сервер Мустафаев и общественник Эдем Смаилов.

Автор Эбазер Пинхас , Крым
Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VK